Ибо есть Отец, имеющий совершенное и ни в чем не скудное бытие, корень и источник Сына и Святого Духа. Но есть и Сын, в полном Божестве живое Слово и ни в чем не скудное Рождение Отца. Но полон и Дух; Он не часть чего-либо другого, но совершен и всецел, созерцаемый Сам в Себе. И как Сын неразлучно соединен с Отцом, так с Сыном соединен Дух. Ибо нет ничего такого, что разграничивало бы или рассекало вечное соединение. Никакой век не пролегает между Ними; и душа наша не допускает и мысли о разлучении, чтобы или Единородный не был всегда с Отцом или Святой Дух не существовал вместе с Сыном.



освящаемые Духом, приемлем Христа, обитающего во внутреннем нашем человеке, и с Христом Отца, Который творит общую обитель в достойных.



кто до точности вникает в глубины таинства, тот, хотя объемлет душой некое скромное по непостижимости понятие об учении боговедения, не может, однако же, уяснить словом этой неизреченной глубины таинства: как одно и то же и числимо, и избегает счисления; и раздельным кажется, и заключается в единице; и различается по ипостаси, и не делится в подлежащем; и опять иное есть Тот, Кто имеет Слово и Духа. Но, когда уразумеешь различаемое в Них, единство естества не допускает опять разделения, так что держава единоначалия не делится, рассекаемая на разные Божества



о Божеском естестве дознали мы не то,— именно же, не то, что Отец Сам по Себе творит что-либо, к чему не прикасается Сын, или Сын опять производит что-либо особо без Духа,— но что всякое действование, от Божества простирающееся на тварь и именуемое по многоразличным о Нем понятиям, от Отца исходит, чрез Сына простирается и совершается Духом Святым.



Ибо как Отец, Который есть Ум, и Сын, Который есть Слово, и Святой Дух суть Один Бог, так и ум, и слово, и дух суть один человек.



Три Поклоняемые [Божественные] и озаряющие Ипостаси, в Которые мы веруем, а также крещаемся, в божественном крещении совлекаясь ветхого человека, облекаясь же во Христа, Нового Адама, Который наше повинное естество соделал новым в Себе, восприяв его от девственных кровей, как соблаговолил, и Собою оправдал его, и всех затем рожденных от Него в духе освободил от оного прародительского проклятия и осуждения.



это возвещает не только единство, но и некую взаимную связанность, чудесную и вместе неразрывную, полную и неслитную; и Сей нам является Единый в триипостасном и всемогущем Божестве Бог, как Он тогда соблаговолил Сам явить Себя: Отец Пренебесный, Сын Единосущный, Дух Святый, от Отца исходящий и в Сыне почивающий, имеющий неслитное (с Ними) единение и нераздельное (от Них) различие. Два — Свидетельствующие (т. е. Отец и Святый Дух); Единый же — Свидетельствуемый (Господь Иисус Христос); свидетельствуют же Они Свое Божество и взаимное единение и различие: Божество — на основании сверхмирного владычества, в силу которого все небеса внезапно разверзлись; единение же — на основании крайней и неразрывной сцепленности и гармонии; различие же — на основании различия ипостасных имен и ипостасных свойств.