Священноисповедник Алекса́ндр Орлов, пресвитер

Житие

Свя­щен­но­ис­по­вед­ник Алек­сандр ро­дил­ся в 1878 го­ду в се­ле Мак­ко­ве­е­во[1]Ка­си­мов­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье учи­те­ля Са­мы­лов­ской цер­ков­но­при­ход­ской шко­лы Ва­си­лия Ев­до­ки­мо­ви­ча Ор­ло­ва. Вско­ре по­сле рож­де­ния сы­на Ва­си­лий Ев­до­ки­мо­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на к По­кров­ско­му хра­му в се­ле Мак­ко­ве­е­во. Окон­чив цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу и ду­хов­ное учи­ли­ще, Алек­сандр с 1905 го­да стал слу­жить пса­лом­щи­ком в По­кров­ской церк­ви в род­ном се­ле. В 1919 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на к этой церк­ви.

Диа­кон Алек­сандр ча­сто по­се­щал из­вест­ную в тех кра­ях по­движ­ни­цу, жив­шую в де­ревне Ане­мня­се­во Ка­си­мов­ско­го уез­да, бла­жен­ную Мат­ро­ну[2]; она и по­со­ве­то­ва­ла ему ру­ко­по­ла­гать­ся во иерея к на­хо­дя­ще­му­ся в че­ты­рех ки­ло­мет­рах от Ане­мня­се­ва хра­му.
В ян­ва­ре 1932 го­да ар­хи­епи­скоп Ря­зан­ский Иуве­на­лий (Мас­лов­ский)[3] ру­ко­по­ло­жил диа­ко­на Алек­сандра во свя­щен­ни­ка ко хра­му ве­ли­ко­му­че­ни­цы Па­рас­ке­вы в се­ле Ше­ян­ки Ка­си­мов­ско­го рай­о­на, и с это­го вре­ме­ни он стал ду­хов­ни­ком бла­жен­ной, ко­то­рой бы­ло то­гда шесть­де­сят два го­да; отец Алек­сандр при­хо­дил к ней слу­жить в боль­шие празд­ни­ки мо­леб­ны, при­ча­щал ее раз в пол­то­ра ме­ся­ца, ино­гда со­бо­ро­вал. В семь лет Мат­ро­на за­бо­ле­ла ос­пой и пол­но­стью ли­ши­лась зре­ния, а ко­гда ей бы­ло де­сять лет, ее неспра­вед­ли­во и же­сто­ко на­ка­за­ла мать; де­воч­ке яви­лась Ца­ри­ца Небес­ная и уте­ши­ла ее. Мат­ро­на рас­ска­за­ла об этом ви­де­нии ма­те­ри, и та с еще боль­шей же­сто­ко­стью из­би­ла ее. С это­го дня де­воч­ка не мог­ла ни хо­дить, ни си­деть, а толь­ко ле­жать и тер­пе­ла мно­го скор­бей от близ­ких род­ных, все уте­ше­ние на­хо­дя в мо­лит­ве к Бо­гу. За этот чрез­вы­чай­ный по­двиг, тер­пе­ние и сми­ре­ние Гос­подь оде­лил ее да­ра­ми про­зор­ли­во­сти и ис­це­ле­ний, и со вре­ме­нем по ее мо­лит­вам ста­ли уте­шать­ся и ис­це­лять­ся мно­гие лю­ди.
Бла­жен­ная с боль­шим по­чте­ни­ем и лю­бо­вью от­но­си­лась к ду­хо­вен­ству и мо­на­ше­ству­ю­щим, как к лю­дям, име­ю­щим су­гу­бое слу­же­ние Бо­гу, а от­ца Алек­сандра лю­би­ла в осо­бен­но­сти. Из­не­мо­гая в те­че­ние мно­гих лет от бо­лез­ней, од­на­жды она по­чув­ство­ва­ла се­бя осо­бен­но нездо­ро­вой и, пред­чув­ствуя бли­зость кон­чи­ны, по­про­си­ла по­чи­тать ка­нон на ис­ход ду­ши; по окон­ча­нии она с гру­стью и в раз­ду­мье ска­за­ла, что не так уже она те­перь жа­ле­ет лю­дей, как жа­ле­ла рань­ше, что вся зем­ная жизнь от­да­ля­ет­ся от нее, ухо­дит. «И уже ни­ко­го мне те­перь не жал­ко, ни­ко­го не жал­ко, – несколь­ко раз по­вто­ри­ла бла­жен­ная, – толь­ко от­ца Алек­сандра немно­жеч­ко, немно­жеч­ко жал­ко».
В 1934 го­ду отец Алек­сандр был пе­ре­ве­ден в Тро­иц­кий храм в се­ло Гусь-Же­лез­ный. Впо­след­ствии, да­вая ха­рак­те­ри­сти­ку на свя­щен­ни­ка, пред­се­да­тель сель­со­ве­та на­пи­сал, что отец Алек­сандр со­вер­шал служ­бы в хра­ме, не ис­пра­ши­вая на них раз­ре­ше­ния сель­со­ве­та, слу­жил мо­ле­бен о до­жде, хо­дил на Пас­ху с крест­ным хо­дом по пло­ща­ди и про­по­ве­до­вал с «укло­не­ни­ем про­тив со­вет­ской вла­сти. Да­ва­е­мые по ре­ше­нию сель­со­ве­та за­да­ния по сбо­ру су­чьев не вы­пол­нял, за что да­вал­ся штраф… Ча­сто хо­дил на дом к цер­ков­ной ста­ро­сте, ко­то­рая на­стро­е­на ан­ти­со­вет­ски»[4].
В июне 1935 го­да со­труд­ни­ки НКВД Ка­си­мов­ско­го рай­о­на на­ча­ли де­ло про­тив бла­жен­ной Мат­ро­ны и ее по­чи­та­те­лей, и в свя­зи с этим 1 июля 1935 го­да аре­сто­ва­ли от­ца Алек­сандра. Он был за­клю­чен в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве и сра­зу же до­про­шен.
Сле­до­ва­тель по­тре­бо­вал от свя­щен­ни­ка, чтобы он рас­ска­зал все, что зна­ет о бла­жен­ной Мат­роне. Отец Алек­сандр от­ве­тил, что бла­жен­ная Мат­ро­на поль­зу­ет­ся боль­шим ав­то­ри­те­том сре­ди ве­ру­ю­щих и ее по­се­ща­ет мно­же­ство лю­дей из раз­лич­ных мест; сам он удив­ля­ет­ся ее тер­пе­нию, уму и муд­ро­сти тех со­ве­тов, ко­то­рые она да­ет по­се­ти­те­лям.
– При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным в том, что вы в контр­ре­во­лю­ци­он­ных це­лях про­слав­ля­ли бла­жен­ную Мат­ре­ну Бе­ля­ко­ву, про­во­ди­ли сре­ди ве­ру­ю­щих ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию и рас­про­стра­ня­ли лож­ные слу­хи о войне и неиз­беж­ной ги­бе­ли со­вет­ской вла­сти? – спро­сил его сле­до­ва­тель.
– В про­слав­ле­нии бла­жен­ной Мат­ре­ши ви­нов­ным се­бя при­знаю. Я дей­стви­тель­но по­чи­таю ее и жи­ву по ее со­ве­там. Об этом я го­во­рил ве­ру­ю­щим и со­ве­то­вал им схо­дить к ней для со­ве­тов. В ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции и рас­про­стра­не­нии лож­ных слу­хов ви­нов­ным се­бя не при­знаю, – от­ве­тил свя­щен­ник.
– Нам из­вест­но, что вы в це­лях про­слав­ле­ния бла­жен­ной Мат­ре­ши Бе­ля­ко­вой, про­жи­ва­ю­щей в де­ревне Ане­мня­се­во… рас­ска­зы­ва­ли ве­ру­ю­щим о ее пра­вед­ной жиз­ни, о ее муд­рых со­ве­тах и со­ве­то­ва­ли боль­ным об­ра­щать­ся к ней, как мо­гу­щей ис­це­лить от бо­лез­ней. Ска­жи­те, про­во­ди­ли ли вы упо­мя­ну­тую де­я­тель­ность по про­слав­ле­нию бла­жен­ной Мат­ре­ши?
– Я, как ду­хов­ник бла­жен­ной Мат­ре­ши, бы­вал у нее, знал о ее бла­го­че­сти­вой жиз­ни и муд­ро­сти, по­это­му я дей­стви­тель­но рас­ска­зы­вал ве­ру­ю­щим о ней, как о бла­жен­ной и пра­вед­ни­це, мо­гу­щей да­вать муд­рые со­ве­ты по всем жиз­нен­ным во­про­сам и име­ю­щей спо­соб­ность чу­дес­но ис­це­лять от бо­лез­ней; при этом я со­ве­то­вал ве­ру­ю­щим и осо­бен­но боль­ным схо­дить к ней и по­лу­чить ис­це­ле­ние от сво­ей бо­лез­ни.
– Ска­жи­те, ка­кие со­ве­ты да­ва­ла сво­им по­чи­та­те­лям бла­жен­ная Мат­ре­ша?
– В мо­ем при­сут­ствии бла­жен­ная Мат­ре­ша со­ве­то­ва­ла сво­им по­чи­та­те­лям ча­ще хо­дить в цер­ковь, боль­ше мо­лить­ся, слу­жить мо­леб­ны угод­ни­кам Бо­жьим. Со­ве­то­ва­ла ве­сти трез­вую жизнь. Ува­жать ро­ди­те­лей и стар­ших. Ка­кие со­ве­ты да­ва­ла бла­жен­ная Мат­ре­ша по во­про­су о вступ­ле­нии в кол­хо­зы, мне неиз­вест­но, так как в мо­ем при­сут­ствии на эту те­му ни­ка­ких раз­го­во­ров не бы­ло.
В об­ви­ни­тель­ном за­клю­че­нии сле­до­ва­тель на­пи­сал, что свя­щен­ник, «яв­ля­ясь участ­ни­ком контр­ре­во­лю­ци­он­ной груп­пи­ров­ки, в контр­ре­во­лю­ци­он­ных це­лях ак­тив­но про­слав­лял “бла­жен­ную Мат­ре­шу” Бе­ля­ко­ву, ор­га­ни­зо­вы­вал к ней па­лом­ни­че­ство ве­ру­ю­щих и на ее квар­ти­ре со­вер­шал тай­ные бо­го­слу­же­ния…»[5].
2 ав­гу­ста 1935 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при НКВД при­го­во­ри­ло свя­щен­ни­ка Алек­сандра Ор­ло­ва к пя­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь.
За вре­мя его за­клю­че­ния его же­на и дочь пе­ре­еха­ли в се­ло Ми­ти­но Ка­си­мов­ско­го рай­о­на и ста­ли по­мо­гать при хра­ме в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Всех скор­бя­щих Ра­дость». Ко­гда в 1940 го­ду отец Алек­сандр осво­бо­дил­ся из за­клю­че­ния, то преж­де чем ид­ти к род­ным, он за­шел к од­ной из сво­их при­хо­жа­нок, жив­шей в со­сед­нем се­ле, – обо­рван­ный, го­лод­ный, ед­ва жи­вой, и, не про­хо­дя внутрь до­ма, по­про­сил по­сте­лить ему на ков­ри­ке воз­ле две­ри, так как вся его одеж­да бы­ла пе­ре­пол­не­на вша­ми. От­мыв­шись в бане и несколь­ко при­дя в се­бя, он на­пра­вил­ся в Ми­ти­но. Ко­гда он по­до­шел к хра­му, шла все­нощ­ная под празд­ник свя­тых пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, и в это вре­мя из хра­ма вы­шла его су­пру­га с ка­ди­лом в ру­ках, на­ме­ре­вав­ша­я­ся раз­жечь по­силь­ней уг­ли пе­ред на­ча­лом по­ли­е­лея. Свя­щен­ник по­здо­ро­вал­ся с ней, но за вре­мя за­клю­че­ния он из­ме­нил­ся на­столь­ко, что су­пру­га его не узна­ла, и отец Алек­сандр, горь­ко за­пла­кав, ска­зал: «Ви­ди­мо, я недол­го про­жи­ву, что ты ме­ня с ка­ди­лом вы­шла встре­чать». Тут су­пру­га узна­ла его и то­же за­пла­ка­ла.
Отец Алек­сандр стал слу­жить вто­рым свя­щен­ни­ком в Скор­бя­щен­ском хра­ме. Бу­дучи с дет­ства сла­бо­го здо­ро­вья, он еще бо­лее ис­то­щил­ся здо­ро­вьем в ла­ге­ре и уже жил и слу­жил, все вре­мя пе­ре­мог­а­ясь; ме­нее го­да он про­жил, воз­вра­тив­шись из за­клю­че­ния. 27 ап­ре­ля 1941 го­да свя­щен­ник по­до­шел к ок­ну в ком­на­те, где жил, и, уви­дев ко­го-то, хо­тел бы­ло встре­тить, вздох­нул – и по­чил.
Отец Алек­сандр был по­хо­ро­нен у ал­та­ря По­кров­ско­го хра­ма в се­ле Мак­ко­ве­е­во. Мо­щи свя­щен­но­ис­по­вед­ни­ка Алек­сандра (Ор­ло­ва) бы­ли об­ре­те­ны 21 ав­гу­ста 2001 го­да и на­хо­дят­ся ныне в По­кров­ском хра­ме по­сел­ка Сын­тул.

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Ап­рель».
Тверь. 2006. С. 150-155

Тропарь,

глас 4

Не убоявся страданий в жизни временней,/ ко Христу душу твою устремил еси,/ иерейское служение от Господа прием,/ даже до смерти сохранил еси верность Ему./ Священномучениче Александре,/ не забуди храм твой и паству твою:// моли спастися душам нашим.

Кондак,

глас 6

Апостольская словеса/ еже жити и умирати Господа ради/ в сердце твоем приемь,/ священномучениче Александре,/ темницу, узы и тяжкия скорби,/ по сих же и смерть за Христа мужественне претерпел еси,/ научив чада твоя пети радостно:/ жизнь моя есть Христос,// и смерть приобретение.

 

При­ме­ча­ния

[1] Ныне по­се­лок Сын­тул.

[2] Мат­ро­на Гри­горь­ев­на Бе­ля­ко­ва, ис­по­вед­ни­ца; па­мять празд­ну­ет­ся 16/29 июля.

[3] Свя­щен­но­му­че­ник Иуве­на­лий (в ми­ру Ев­ге­ний Алек­сан­дро­вич Мас­лов­ский); па­мять празд­ну­ет­ся 11/24 ок­тяб­ря.

[4] УФСБ Рос­сии по Ря­зан­ской обл. Д. 10719. Т. 1, л. 207.

[5] Там же. Л. 230.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

 

 

По материалам сайта:

https://azbyka.ru/days/sv-aleksandr-orlov-svjashhennoispovednik

Alekcandrina.RU Веб-разработка и продвижение.