Священномученик Анатолий (Грисюк), Одесский, митрополит

Житие

Священномученик Анатолий, митрополит Одесский и Херсонский (в миру Андрей Григорьевич Грисюк) родился 20 августа 1880 года в городе Ковел Волынской губернии в семье уездного казначея. С детства мальчик привык к труду, простому образу жизни, поскольку семья жила очень бедно. Было у Андрея ещё две сестры: Раиса и Мария, впоследствии во многом разделившие его жизненные испытания.

В 1900 году Андрей окончил Волынскую Духовную Семинарию и поступил в Киевскую Духовную Академию. Здесь окрепло в нём желание послужить Богу в иноческом чине. В 1903 году его постригли в монашество с именем Анатолий. В этом же году он был рукоположен в иеромонаха.

В 1904 году отец Анатолий окончил Киевскую Духовную Академию, став профессорским стипендиатом. В 1908 году он успешно защищает научную степень магистра богословия, с 1911 года — становится доцентом Академии и возводится в сан архимандрита. Его научный интерес сосредоточился на изучении истории Сирийского монашества до арабского нашествия.

В течении двух лет он работал с древнейшими рукописями в Патриаршей библиотеке в Константинополе, а знание французского, немецкого, английского, греческого и латинского языков позволило ему ознакомиться с новейшими исследованиями на эту тему. В 1912 году архимандрита Анатолия назначают экстраординарным профессором Киевской Духовной Академии. В том же году он был переведён в Москву и назначен инспектором Духовной Академии. В 1913 году архимандрит Анатолий был призван к епископскому служению: состоялась его хиротония во епископа Чистопольского, викария Казанской епархии. При совершении таинства посвящения присутствовавшии на нём были удивлены чудесным явлением: в момент посвящения на главу новорукополагаемого откуда-то упал сноп света, образуя дивное сияние вокруг головы.

Вскоре епископ Анатолий был назначен на должность ректора Казанской Духовной Академии. И хотя последовал указ от богоборческой власти закрыть все духовные учебные заведения, Владыка лишь формально подчинился ему. Академия, сохраняя учебную программу и прежнюю структуру, занималась как бы частным порядком, как частное учебное учреждение. Но через полтора года чекисты вскрыли присланный епископом Анатолием Патриарху пакет с отчётом о учебной деятельности Академии. Вскоре в марте 1921 года Святитель был арестован. И хотя формально закон нарушен не был, его осудили на год тюремного заключения.

С 1922 года Святитель назначается епископом Самарским и Ставропольским. Но уже в феврале 1923 года его вновь заключили в узы. После выхода из заключения Святителя возводят в сан архиепископа. А через полмесяца за сопротивление обновленческому расколу его вновь арестовали. В застенках Г.П.У. Владыку жестоко избивали, у него была повреждена челюсть, сломаны два ребра. С тюремной больницы, где он перенёс тяжёлую операцию, Святителя отправили в 1924 году на три года сначала в Полторацк (ныне Ашхабад), а затем в Красноводск (Туркмения), где он пробыл до 1927 года. После отбывания тюремного срока он поселился в Москве.

В своём стояиии за истину он не отошёл от митрополита Сергия (Страгородского) после выхода его «Декларации» 1927 года и оставался его ближайшим помощником.

С 1928 года Владыка назначается архиепископом Одесским и членом Временного Синода при Заместителе Патриаршего Местоблюстителя, митрополите Сергии (Страгородском). 21 октября 1932 года он был возведён в сан митрополита. С 1934 по 1935 годы Святитель временно управляет ещё и Харьковской епархией. Есть свидетельства, что в 1934 (1935?) году Владыка, присутствуя на совещании у епископа Варфоломея (Ремова), вместе с митрополитом Арсением (Стадницким, память 10 февраля) признал дальнейшее следование завещанию старца Алексия Зосимовского (память 19 сентября) — поминать предержащие власти и не отходить от митрополита Сергия — губительным. На глазах у Владыки были уничтожены многие одесские храмы. Сам он преимущественно служил в Успенском Соборе. Вокруг него собиралась религиозно настроенная молодёжь из интеллигенции. Святителю желалось подготовить молодых юношей к иерейскому сану. Владыка по характеру своему был очень мягок, сердечен, добр. Жил он очень скромно, «убогенько». На богослужения в последнее перед арестом время он ходил пешком, опустив глаза и сосредоточенно молясь. Всегда он был спокоен, сохранял мир души.

Последним местом служения Святителя стала Свято-Димитриевская церковь. Все остальные храмы Одессы к этому времени были закрыты. После ареста в 1931 году почти всех одесских священников, Владыка ходил в советские учреждения с просьбою об их освобождении. Его всячески унижали, а затем и самого стали вызывать на ночные допросы в Н.К.В.Д. Бывало, что даже во время архиерейского богослужения прямо в храм являлись агенты с требованием немедленно пройти на допрос. Владыка твёрдо отвечал, что не прекратит богослужения и явится после его окончания. В ночь с 27 на 28 июля 1936 года Владыку арестовали в Одессе. Власти поспешили вывезти его в Киев. Там его продержали в тяжелейших условиях в тюрьме в течении полугода. В декабре для дальнейшего «следствия» он был отправлен в Москву. В начале 1937 года Н.К.В.Д. объявило приговор: заключение в лагерь сроком на пять лет.

Перед ссылкой на север Владыка был уже почти лишён возможности владеть ногами. Но его отправили общим этапом вместе с уголовными преступниками, которые в дороге обворовывали беспомощного старца. От стоянки до стоянки его гнали пешком, подталкивая в спину прикладами. Когда он терял сознание, бросали в грузовик, затем заставляли снова идти пешком. Так Святитель оказался в Кылтовском Ухто-Печёрском лагере (республика Коми). Здесь его, хронически больного язвой желудка, миокардитом, с больными лёгкими принудили к тяжёлому труду. В документах лагеря о заключённом митрополите значилось: «Работает добросовестно, к инструментам относится бережно. Дисциплинирован. Качество работы удовлетворительно». В июле Владыка заболел воспалением лёгких, но жестокий режим работ не смягчился. Запись охранника сообщает: «Работу выполняет на 62%. По старости работает слабо, но старается». Ещё позднее сообщается, что заключённый «к физической работе не пригоден».

В конце 1937 года Святитель почти потерял зрение. К нему приехала его родная сестра Мария, чтобы хоть чем-то помочь страдальцу. Он просил разрешить ему увидеть её родное лицо хотя бы перед смертью, но и эту малость не разрешили. 10 (23 н. ст.) января 1938 года он умер в больнице Ухто-Печерского концлагеря, скончавшись от пыток. Перед кончиной к Владыке пришли, чтобы отнять нательный крест и Евангелие. Евангелие палачи вырвали, но крест Владыка не отдал и, защищая его хладеющими руками, отошёл ко Господу. Его останки были благоговейно погребены в вечной мерзлоте бывшими с ним в заключении православными, на его могиле они сделали маленький крест из веточек.

Канонизован в 1997 году как местночтимый святой Херсонской епархии Украинской Православной Церковью.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Цитаты из «Исторического очерка сирийского монашества до половины VI века»

Попытаемся представить более или менее наглядно и точно условия стояния великого подвижника на столпе, который послужил образцом для столпов подражателей преподобного Симеона – всех последующих стилитов. Основание этого столпа, служившего местом жилища преподобного Симеона в течение 37 лет, сохранилось и доселе. Основание знаменитой колонны в настоящее время представляет один громадной величины камень, верхняя поверхность которого имеет в окружности 2 метра или 6 футов в поперечнике. Первоначальная высота его скрывается вследствие сделанных отломков; она должна была быть около 5 футов. На этом основании был еще довольно грубо обделанный блок или тамбур, теперь сдвинутый с основания колонны и одним краем на него опирающийся. И этот остаток знаменитого столпа подвергся изменению своей формы вследствие того, что благочестивые паломники уносили от него по кусочку. Верхняя часть столпа преподобного Симеона имела в диаметре около 6 футов. Не сразу наш подвижник поднялся на столп высотой около 20 метров. Высота его столпа, по свидетельству всех жизнеописателей, увеличивалась постепенно. Последняя, самая высокая, колонна преподобного Симеона, по свидетельству сирийского жития, состояла из трех частей в честь Святой Троицы. Такой трехчастной она представляется и на иконах. Для того, чтобы самому подвижнику или его ученикам можно было взойти на высокую колонну, приходилось употреблять лестницу. Об этом говорит блаженный Феодорит в рассказе об одном священнике из Равенны, пожелавшем убедиться, не привидение ли преподобный Симеон. Лестница фигурирует и в рассказе Vita Антониевой о слуге арианского военачальника Ардавурия Юлиане, желавшем свергнуть преподобного Симеона с колонны как обманщика, вводящего людей в заблуждение. Была приставлена лестница и замышлявший злое против подвижника Юлиан уже взошел на третью ступень, как вдруг лестница поднялась и повисла в воздухе на высоте четырех почти локтей от земли. На такой значительной высоте, какую имела колонна преподобного Симеона, стоять было небезопасно, т.к. при землетрясении или приступе головокружения легко можно было упасть на землю. Тем не менее баллюстрады или решетки, упоминание о которой встречается в житиях других столпников, на верху колонны преподобного Симеона не было в собственном смысле слова, но, быть может, было какое-нибудь воронкообразное расширение (в виде чашки), а блаженный Феодорит говорит о какой-то перекладине, к которой привязывал себя преподобный Симеон на время святой четыредесятницы, проводившейся им, как известно, в полном воздержании от какой бы то ни было пищи. Никакой крыши или прикрытия, как это бывало у позднейших стилитов, у их родоначальника не было. Об этом прямо говорит ученик преподобного Симеона – преподобный Даниил, что в Анапле. Ему император Лев I хотел выстроить келью на вершине его колонны, но подвижник решительно от этого отказался, сославшись на пример преподобного Симеона. Отсюда можно заключать, что великий сирийский подвижник был совершенно беззащитен против всех перемен погоды – палящих лучей сирийского солнца и ненастья тамошнего зимнего времени.

Какие последствия для телесного организма великого подвижника имело его продолжительное стояние? Конечно, очень тяжелые, и все жизнеописания, а особенно сирийское, о них и говорят. Растяжение жил на ногах, жестокие раны в нижней части тела, искривление позвоночного столба, потеря временами зрения («куриная слепота») – все это было следствием взятого преподобным Симеоном на себя подвига столпничества. Vita Антониева рассказывает, что диавол, искушая святого мужа, навел на бедро праведного, как на блаженного Иова, болезнь, называемую «панукла», от которой загноилось его бедро. В списках этой Vita парижском Х–XI в. и ватиканском XII в. эта тяжелая болезнь ставится в зависимость от препобежденного столпником одного коварного диавольского искушения. Преобразившись в ангела света, диавол предстал однажды пред Симеоном на огненной колеснице и сказал: «Взойди сюда, праведный, и приими венец». Не понял прелести вражией преподобный Симеон и уже поднял было ногу, но, одумавшись, сейчас же отшатнулся от вражеского призрака. За это и поразил его диавол в бедро, а подвижник стоял на одной ноге в течение двух лет, а по указанным спискам, до конца своей жизни. Из пораженного болезнью бедра, по словам ученика Антония, падало невообразимое множество червей. В сирийском житии также говорится о явлении столпнику огненной колесницы с пророком Илией, но это чудесное явление было, по словам жития, действительное, а не призрачное, и имело целью укрепить и утешить подвижника…

Что же делал преподобный Симеон, стоя в течение 37 лет на столпе? Да то же, что он делал в продолжение всей своей подвижнической жизни, со времени обращения к ней, т.е. в течение 56 лет. Молился, молился пламенно и усердно, соединяя свою молитву с великим постом (пищей его была моченая чечевица и вода, а в святую четыредесятницу он ничего не вкушал), размышлял о дивных судьбах Божиих. Биографы преподобного Симеона говорят, что молитва преподобного Симеона на столпе продолжалась всю ночь, за исключением краткого сна, и весь день до 9 ч., т.е. до нашего 3 ч. пополудни. «Во дни церковных празднеств святой подвижник, по свидетельству блаженного Феодорита, являл особый образ терпения. Со времени заката солнца до самого восхода его на востоке он стоит всю ночь с поднятыми к небу руками, забывая о сне и об усталости», т.е. совершает всенощное бдение. Черта в жизнеописании особенно замечательная, ибо этим свидетельствуется не только великое терпение и великий молитвенный подвиг первого столпника, но и его глубокое уважение к церковным празднествам. Но потом, когда слава о столпническом подвиге святого Симеона распространилась и число приходивших умножилось до чрезвычайной цифры, преподобный отделил часть своего дня с 9 ч. для выслушивания и удовлетворения просьб своих посетителей, которым он давал многочисленные наставления (по блаженному Феодориту, дважды в день) со столпа…

Несмотря на сверхчеловеческие невероятные подвиги, которые нес преподобный Симеон, он, как уже было отмечено, дожил до того возраста, который псалмопевец считал крайним – именно до 70 или около этого. Об обстоятельствах преставления блаженного Симеона от сей жизни в жизнь вечную точных сведений в источниках не имеется.

Тропарь

глас 5

Во святи́телях благоче́стно пожи́л еси́, и муче́ния путь сконча́в, богобо́рцев я́рость посрами́л еси́, побо́рник Христо́ву ста́ду был еси́, богому́дре. Те́мже тя почита́ем ны́не, вопию́ще: священному́чениче Анато́лие, моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Кондак

глас 5

Апостолов сопрестольниче и святителей украшение, православным щит и утверждение был еси, просвещая безбожия нощь глубокую. Сего ради явился еси священнострадалец за Христа. От бед избави нас твоими молитвами, священномучениче Анатолие.

Молитва священномученику Анатолию (Грисюку)

О священномучениче святителю отче Анатолие! К тебе, молитвеннику теплому и пред Богом предстателю усердно притекаем. В лютую годину гонений и испытаний земли нашея, внегда безбожныя врази предаша смерти верныя рабы Божия и храмы святыя сокрушиша, явил тя Господь Церкве своея аки столп непоколебим и людем Божиим пастыря добра, душу свою за овцы полагающа и волки душепагубныя далече отгоняюща. Ныне убо призри на нас, со умиленною душею и сокрушенным сердцем тебе призывающих. Крепость бо наша в нас оскуде и вражия ловления и сети окружиша нас. Молися за нас, да не погибнем до конца со беззаконьми нашими, но да обратит нас Господь на стезю покаяния и спасения, да простит нам вся согрешения наша и ниспошлет мир на грады и веси наша, избавит нас от нашествия иноплеменников, междоусобныя брани и всяких раздоров и нестроений. Утверди, священномучениче, веру и благочестие во всех чадах Православныя Церкве, испроси нам от Господа мужества дар, да явимся наследницы Царствия Небеснаго, сохраняя верность до конца жизни нашея Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу. Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, со Отцем и Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Дни памяти: 4 февраля (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской, 23 января, 12 августа – Собор Самарских святых, 18 ноября – Память Отцов Поместного Собора Церкви Русской 1917-1918 гг.

 

По материалам сайтов:

days.pravoslavie.ru/

azbyka.ru/ 

Alekcandrina.RU Веб-разработка и продвижение.