Когда мы говорим Богу: «Прости меня!» – мы говорим это не в том смысле, который обычно вкладывают в миру в это слово: мол, «извини». «Прости меня» означает: «Молю тебя, Боже, исцели мое существо уязвленное, обезображенное, искалеченное».

«И будут оба в плоть едину»

Хочу замуж

Если бы все, кто принимает крещение, принимали его на самом деле, проповедь покаяния охватила бы весь мир, явилась бы спасительной для всех, потому что меньший в Царстве Небесном больше его, больше величайшего пророка.

Мы все знаем, что Евангелие, точнее, Четвероевангелие, — главная книга в жизни каждого христианина: все остальное, включая другие тексты Нового Завета, следует из Евангелия и без него теряет всякий смысл; и Ветхий Завет также читается в свете грядущей евангельской Вести.

Но что с того, что мы это знаем? Не является ли наше знание чисто теоретическим? Как присутствует Евангелие в нашем сердце, в нашем сознании, в жизни? Можем ли мы с уверенностью сказать, что оно нас изменило или изменяет? Хочется ли нам его читать? Переживаем ли мы евангельские события как имеющие к нам самое непосредственное отношение, чувствуем ли, что все слова, все притчи Спасителя обращены именно к нам?

Почему многие из нас, прочитав все четыре Евангелия один раз и достаточно давно, не считают нужным к ним возвращаться? И почему у тех, кто приучил себя читать Благую Весть ежедневно, возникает подчас вопрос: вот, читаю каждый день, все уже вроде хорошо помню, ну а дальше-то что?

Вопросы о чтении Евангелия, о его присутствии в нашей жизни мы задали главному редактору журнала "Православие и современность" игумену Нектарию (Морозову).

Alekcandrina.RU Веб-разработка и продвижение.