Святитель Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский

Будущий епископ Афанасий (в миру Сергей Григорьевич Сахаров) родился 2 июля 1887 года. Родители Сергия, Григорий и Матрона, жили во Владимире. Отец был надворным советником, мать происходила из крестьян. Детские и юношеские годы Сергия Сахарова прошли во Владимире.

Отца мальчик лишился в раннем возрасте и на его духовное становление влияла мать. Она желала видеть его монахом, и за это святитель был признателен ей всю жизнь. Сергий охотно ходил в приходскую церковь, никогда не тяготился продолжительностью церковных служб. Сергей выучился рукоделию, мог шить даже церковные облачения. Это очень пригодилось ему в дальнейшем, во время ссылок и лагерей, когда он шил облачения и ризы для икон.

Сергей окончил Владимирскую духовную семинарию и Московскую духовную академию.

Особенно серьезно будущий Святитель изучал вопросы литургики. В богослужении находил он для себя особое богословие, будучи очень внимательным к тексту богослужебных книг.

Еще в Шуйском духовном училище Сергий Сахаров написал свой первый литургический гимн — тропарь чтимой Шуйско-Смоленской иконе Божией Матери. Академическое его сочинение «Настроение верующей души по Триоди постной» уже свидетельствует о большой осведомленности автора в вопросах церковной гимнологии, которая осталась для него одним из главных увлечений на всю жизнь. В годы учебы в академии Сергей Сахаров был пострижен в монашество епископом Феодором (Поздеевским).

В 1919 году в ходе антирелигиозной кампании началось глумление над останками святых угодников. Во Владимире, как и в других русских городах, в агитационных целях прошла так называемая демонстрация вскрытых мощей народу: их выставляли на всеобщее обозрение в обнаженном виде. Чтобы пресечь надругательство, владимирское духовенство под руководством иеромонаха Афанасия установило в Успенском соборе дежурство. В храме стояли столы, на которых лежали святые мощи. Первые дежурные – иеромонах Афанасий и псаломщик Александр Потапов, ожидали народ, толпившийся у дверей храма. Когда открылись двери, иеромонах Афанасий провозгласил: «Благословен Бог наш...», в ответ ему раздалось: «Аминь», и начался молебен владимирским святым. Входящие люди благоговейно крестились и ставили у мощей свечи. Так предполагаемое поругание святынь превратилось в их торжественное прославление.

Вскоре священноначалие поставило ревностного пастыря наместником двух монастырей – Боголюбского Рождества Пресвятой Богородицы.

10 июля 1921 года о. Афанасий был рукоположен во епископа Ковровского, виткария Владимирской епархии. Возглавил хиротонию митрополит Сергий (Страгородский), будущий Патриарх Московский и всея Руси.

Первый арест святителя Афанасия произошел 30 марта 1922 года. Он положил начало его многолетним тюремным мытарствам. Но положение заключенного иерарх считал более легким, чем положение тех, кто, оставаясь на воле, терпел бесчисленные притеснения от обновленцев. Он даже называл тюрьму «изолятором от обновленческой эпидемии».

В 1937 и 1938 г. святителя приговаривали к расстрелу, но Бог хранил святителя.

В начале войны святитель Афанасий был отправлен в Онежские лагеря Архангельской области пешим этапом, причем свои вещи заключенные несли на себе. В результате тяжелой дороги и голода владыка так ослабел, что всерьез готовился к смерти.

Зимой 1942 года епископа Афанасия неожиданно этапировали в Москву. Следствие длилось полгода. Допрашивали около тридцати раз, обычно ночами. Как правило, допрос шел часа четыре, но однажды продолжался целых девять часов. Иногда за четыре часа допроса мог быть написан всего один лист протокола, а иногда – больше десяти листов... Ни разу на допросах владыка не только никого не выдал, но и не совершил самооговора.

Но вот объявлен приговор: 8 лет заключения в Мариинских лагерях Кемеровской области, прославившихся своей жестокостью. Работы для «идейных врагов соввласти» назначались самые тяжелые и грязные.

Не отразилось на положении епископа Афанасия и временное послабление, предоставленное Православной Церкви в 1943 – 1947 гг. Архипастырь так и не был освобожден.

Летом 1946 года святитель был вновь переведен в Москву для нового следствия по ложному доносу. Но вскоре доносчик отказался от своих показаний, и преосвященного отправили в Темниковские лагеря Мордовии. Через два года владыку отправили в Дубровлаг (в той же Мордовии), где по возрасту и состоянию здоровья он уже не работал.

9 ноября 1951 года окончился последний срок лагерных мытарств шестидесятичетырехлетнего святителя. Но и после этого его держали в полной неизвестности о дальнейшей судьбе, а затем в принудительном порядке поместили в дом инвалидов на станции Потьма (в Мордовии), где режим почти не отличался от лагерного.

Однако ни при каких обстоятельствах владыка не терял веры в Бога и чувства великой к Нему благодарности. Еле живой после перенесенных тюремных пыток и лагерных страданий, сдерживая стоны, святитель часто говорил близким людям: «Давайте помолимся, похвалим Бога!» И первым запевал: «Хвалите имя Господне». И пение это его оживляло. Вновь пришедших узников владыка ободрял: «Не падай духом. Господь сподобил тебя, по Своей великой милости, немного за Него пострадать. Благодари Бога за это!»

На Соловках владыка Афанасий заразился тифом. Ему угрожала смерть, но Господь явно хранил Своего страдальца, и владыка выжил чудом.

В этом постоянном утомлении владыка видел духовную пользу — возможность проявить силу своей веры. Он неизменно держался устава Церкви, никогда не прерывал молитвенного правила, молясь не только келейно, но и в обществе своих сокамерников. Даже в лагере он строго постился, находя возможность готовить постную пищу.

7 марта 1955 года епископа Афанасия освободили из Потьминского инвалидного дома, который своим лагерным режимом окончательно подорвал его здоровье. Владыка поселился в поселке Петушки Владимирской области.

Хотя с этого времени святитель формально был на свободе, власти всячески сковывали его действия. В Петушках, например, ему разрешали совершать богослужения только при закрытых дверях храма и без архиерейских регалий.

Утешением для святителя были богослужения в Троице-Сергиевой Лавре. На одном из богослужений владыки Афанасия молящиеся заметили, что во время Евхаристического канона он ходил над полом храма, его как будто плавно выносила из алтаря какая-то волна...

Святитель оставил после себя сочинение «О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви», богослужение в честь русских святых, а также молебные пения «Об Отечестве», «О сущих в скорбях и различных обстояниях», «О врагах, ненавидящих и обидящих нас», «О сущих в темницах и заточении», «Благодарение о получении милостыни», «О прекращении войн и о мире всего мира».

Живя в Петушках, святитель получал до 800 писем в год, поддерживая переписку со многими бывшими соузниками, скорби которых переживал как свои. К Рождеству и Пасхе он посылал по 30–40 посылок нуждающимся в помощи и утешении.

Духовные дети владыки Афанасия вспоминают, как он был прост и внимателен в общении, как ценил самую малую услугу, за которую всегда старался отблагодарить.

В августе 1962 года владыка Афанасий начал говорить, что ему пора умирать.

В воскресенье 28 октября 1962 года святитель тихо предал свой дух Богу. Он предсказал этот день и час заранее.

Поставленный на архиерейскую кафедру Патриархом Тихоном епископ Афанасий за 33 года архиерейства провел на епархиальном служении 33 месяца, в изгнании – 76 месяцев, в лагерях – 254 месяца.

Мощи святителя находятся в Богородице-Рождественском монастыре г. Владимира.

День памяти: 28 октября (по новому стилю)

По материалам сайта: days .pravoslavie.ru

 

Alekcandrina.RU Веб-разработка и продвижение.