Священномученик Иоанн (Поммер), Рижский, архиепископ

Житие

Янис (Иоанн) Пом­мер ро­дил­ся 6 (19) ян­ва­ря 1876 го­да на ху­то­ре Ил­зес­са­ла Пра­у­ли­ен­ской во­ло­сти в се­мье пра­во­слав­но­го кре­стья­ни­на-ла­ты­ша. Его ро­ди­те­ли бы­ли про­стые на­бож­ные и бла­го­че­сти­вые хри­сти­ане. Свя­тое пра­во­сла­вие во­шло в жизнь се­мьи Пом­ме­ров еще при пра­де­де, несмот­ря на силь­ное со­про­тив­ле­ние и же­сто­кое пре­сле­до­ва­ние со сто­ро­ны немец­ких земле­вла­дель­цев. Каж­дый день и каж­дый пе­ри­од ра­бот в этой се­мье на­чи­на­ли с мо­лит­вы. Вся се­мья со­би­ра­лась вме­сте, отец чи­тал гла­ву из Но­во­го За­ве­та, де­ти пе­ли и чи­та­ли мо­лит­вы. И во­об­ще, в этой се­мье лю­би­ли петь цер­ков­ные пес­но­пе­ния. Вре­ме­на го­да счи­та­лись не по ме­ся­цам, а по цер­ков­ным празд­ни­кам. По­сто­ян­но по­мо­гая ро­ди­те­лям в кре­стьян­ском тру­де, от­рок Иоанн рос креп­ким, физи­че­ски вы­нос­ли­вым. Вме­сте с тем он от­ли­чал­ся вдум­чи­во­стью, тя­гой к по­зна­нию Сло­ва Бо­жия и был меч­та­тель­ной на­ту­рой. Учил­ся он при­леж­но и вел се­бя при­мер­но.

По Про­мыс­лу Бо­жию бед­но­му сель­ско­му маль­чи­ку пред­сто­я­ла де­ся­ти­лет­няя уче­ба в да­ле­кой Ри­ге. В ав­гу­сте 1887 го­да Иоанн Пом­мер за­чис­ля­ет­ся в Риж­скую ду­хов­ную шко­лу, окон­чив ко­то­рую, в 1891 го­ду по­сту­па­ет в Риж­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию.
Все свое сво­бод­ное вре­мя Иоанн про­во­дил в биб­лио­те­ке. То­ва­ри­щи ува­жа­ли его за бле­стя­щие спо­соб­но­сти и го­тов­ность по­мочь, за его бо­га­тыр­скую си­лу. Ко­гда при­хо­ди­ла его оче­редь чи­тать на бо­го­слу­же­нии, Иоанн чи­тал про­ник­но­вен­но и мо­лит­вен­но.
В 1900 го­ду Иоанн Пом­мер по­сту­па­ет в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию. Нет со­мне­ния, что свя­ты­ни Ки­е­ва ока­за­ли бла­го­твор­ное вли­я­ние на бла­го­че­сти­во­го юно­шу.
В го­ды обу­че­ния в ака­де­мии в нем укреп­ля­лась ре­ши­мость всю свою жизнь по­свя­тить слу­же­нию Церк­ви Хри­сто­вой. На сте­зю ино­че­ской жиз­ни бу­ду­ще­го по­движ­ни­ка Лат­вий­ской зем­ли бла­го­сло­вил ве­ли­кий мо­лит­вен­ник и чу­до­тво­рец Рус­ской зем­ли св. пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский. В 1903 го­ду, в 27 лет, Иоанн Пом­мер при­ни­ма­ет мо­на­ше­ский по­стриг, 23 сен­тяб­ря 1903 го­да ру­ко­по­ла­га­ет­ся в сан иеро­ди­а­ко­на, а 13 июля 1904 го­да — в сан иеро­мо­на­ха.
В 1904 го­ду окан­чи­ва­ет ду­хов­ную ака­де­мию с от­ли­чи­ем и сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия. Учась в ду­хов­ной ака­де­мии, иеро­мо­нах Иоанн ру­ко­во­дит пе­ни­ем ака­де­ми­че­ско­го хо­ра.
Слу­же­ние Бо­гу в свя­щен­ном сане бы­ло для него по­сто­ян­ным ис­по­вед­ни­че­ским по­дви­гом и сле­до­ва­ни­ем за пас­ты­ре­на­чаль­ни­ком Хри­стом, ска­зав­шим о Сво­их пас­ты­рях: «...Аз из­брах вы от ми­ра, се­го ра­ди нена­ви­дит вас мир. По­ми­най­те сло­во, еже Аз рех вам: несть раб бо­лий гос­по­ди­на сво­е­го. Аще Мене из­гна­ша, и вас из­же­нут; аще сло­во Мое со­блю­до­ша, и ва­ше со­блю­дут... От сон­мищ ижде­нут вы; но при­и­дет час, да всяк, иже уби­ет вы, воз­мнит­ся служ­бу при­но­си­ти Бо­гу... В ми­ре скорб­ни бу­де­те; но дер­зай­те, яко Аз по­бе­дих мир» (Ин.15,19-20, 16,2:33).
26 сен­тяб­ря 1907 го­да ар­хи­епи­ско­пом Во­ло­год­ским иеро­мо­нах Иоанн воз­во­дит­ся в сан ар­хи­манд­ри­та, где он за­ни­мал долж­ность ин­спек­то­ра, а уже в сле­ду­ю­щем го­ду на­зна­ча­ет­ся рек­то­ром Ли­тов­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии и на­сто­я­те­лем Ви­лен­ско­го Свя­то-Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря.
Бу­дучи пре­крас­ным про­по­вед­ни­ком, ар­хи­манд­рит Иоанн при­ла­га­ет мно­го сил, чтобы по­ста­вить ис­кус­ство про­по­ве­ди на са­мый вы­со­кий уро­вень, лич­но про­слу­ши­ва­ет про­по­ве­ди вос­пи­тан­ни­ков, да­ет цен­ные ука­за­ния и по­яс­не­ния. Боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ет бла­го­ле­пию хра­ма и мо­на­сты­ря.
Ар­хи­манд­рит Иоанн со­вер­ша­ет крест­ные хо­ды в сель­ские при­хо­ды с чу­до­твор­ной ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри. В крест­ных хо­дах при­ни­ма­ет уча­стие огром­ное чис­ло мо­ля­щих­ся. Ис­то­вые бо­го­слу­же­ния, мо­лит­вен­ное и внят­ное чте­ние, пре­крас­ные про­по­ве­ди глу­бо­ко про­ни­ка­ют в ду­ши пра­во­слав­но­го на­ро­да. В серд­цах лю­дей воз­гре­ва­ет­ся си­ла ве­ры, на­деж­ды и люб­ви.
Необык­но­вен­но прост был ар­хи­манд­рит Иоанн в об­ще­нии с людь­ми, и уди­ви­тель­но его со­чув­ствие нуж­дам бед­но­го на­ро­да: ни­кто от него «тощ и неуте­шен не оты­де». Ар­хи­манд­рит Иоанн, сле­дуя за Хри­стом, вме­щал в сво­ем серд­це нуж­ды угне­тен­ных и обез­до­лен­ных. Осо­бен­но лю­би­ла его рус­ская и бе­ло­рус­ская бед­но­та, по­лу­чав­шая через него ра­бо­ту, за­щи­ту и под­держ­ку. В этом про­яв­ля­ет­ся под­лин­ная сущ­ность хри­сти­ан­ско­го пас­ты­ря, не де­ла­ю­ще­го раз­ни­цы меж­ду ра­бом и сво­бод­ным, эл­ли­ном, иуде­ем или пред­ста­ви­те­лем лю­бо­го на­ро­да.
11 мар­та 1912 го­да в Алек­сан­дро-Нев­ской лав­ре со­бо­ром епи­ско­пов во гла­ве с Мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским Вла­ди­ми­ром и Мит­ро­по­ли­том Ки­ев­ским Фла­виа­ном ар­хи­манд­рит Иоанн был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па и на­зна­чен в го­род Слуцк ви­ка­ри­ем ар­хи­епи­ско­па Мин­ско­го Ми­ха­и­ла.
В 1912 го­ду епи­скоп Иоанн со­вер­ша­ет епи­скоп­ское слу­же­ние в Одес­се, а по­сле кон­чи­ны ар­хи­епи­ско­па Хер­сон­ско­го Ди­мит­рия в 1913 го­ду на­зна­ча­ет­ся в Та­ган­рог на вновь от­кры­тую При­азов­скую ка­фед­ру (1913-1917 го­ды).
На­сту­пи­ло вре­мя тяж­ких ис­пы­та­ний и тра­ги­че­ских по­тря­се­ний Пер­вой ми­ро­вой вой­ны и ли­хо­ле­тья 1917 го­да.
Ми­ло­серд­ная лю­бовь вла­ды­ки Иоан­на про­сти­ра­лась не толь­ко на его паст­ву, но и на страж­ду­щих вне огра­ды Пра­во­слав­ной Церк­ви. Со­стра­да­тель­ная дей­ствен­ная по­мощь бе­жен­цам из Га­ли­ции не толь­ко об­лег­чи­ла их стра­да­ния, но и при­влек­ла мно­гих из них к пе­ре­хо­ду в ло­но Пра­во­слав­ной Церк­ви.
В ре­зуль­та­те ре­во­лю­ци­он­но­го пе­ре­во­ро­та 1917 го­да но­вые во­жди воз­двиг­ли же­сто­чай­шее го­не­ние на Цер­ковь. Враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го из­древ­ле осо­бое го­не­ние воз­дви­гал на ар­хи­пас­ты­рей и пас­ты­рей, на­де­ясь, по­ра­зив пас­ты­рей, рас­се­ять овец ста­да Хри­сто­ва.
7 (20) сен­тяб­ря 1917 го­да Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон на­зна­ча­ет епи­ско­па Иоан­на на слу­же­ние в Твер­скую епар­хию, где бы­ла на­ру­ше­на мир­ная цер­ков­ная жизнь. Спо­спе­ше­ству­е­мый по­мо­щью Бо­жи­ей, муд­рый ар­хи­пас­тырь быст­ро на­ла­жи­ва­ет цер­ков­ную жизнь.
Ви­дя в епи­ско­пе Иоанне доб­ро­го и муд­ро­го пас­ты­ря, Пат­ри­арх воз­во­дит его в сан ар­хи­епи­ско­па, на­зна­ча­ет ар­хи­епи­ско­пом Пен­зен­ским и Са­ран­ским и на­прав­ля­ет на вра­че­ва­ние рас­ко­ла и ере­си. Епар­хия бы­ла в тя­же­лей­шем по­ло­же­нии. Мест­ное ду­хо­вен­ство, как ста­до, не иму­щее пас­ты­ря, рас­те­ря­лось, а часть свя­щен­ни­ков да­же укло­ни­лась в рас­ко­лы. Ере­ти­че­ству­ю­щие рас­коль­ни­ки за­хва­ти­ли ка­фед­раль­ный со­бор Пен­зы и ос­нов­ные хра­мы.
К но­во­му ме­сту слу­же­ния в Пен­зу ар­хи­епи­скоп Иоанн при­был во втор­ник на Страст­ной сед­ми­це 1918 го­да и уже пер­вые ар­хи­ерей­ские служ­бы при­влек­ли к вла­ды­ке серд­ца на­ро­да Бо­жия.
Гос­подь хра­нил пра­вед­ни­ка для даль­ней­ше­го ис­по­вед­ни­че­ства и ру­ко­вод­ства ов­ца­ми Сво­е­го ста­да. А тяж­кие ис­пы­та­ния и ис­по­вед­ни­че­ский по­двиг толь­ко укреп­ля­ли ду­хов­ные си­лы вла­ды­ки. В этом мы ви­дим ве­ли­кий про­мы­сел Бо­жий о пра­во­слав­ных лю­дях Лат­вий­ской зем­ли, ко­то­рые пе­ре­нес­ли нема­ло стра­да­ний и пре­сле­до­ва­ний за ве­ру пра­во­слав­ную.
Пе­чаль­но бы­ло со­сто­я­ние Пра­во­слав­ной Церк­ви Лат­вии в то смут­ное вре­мя. Не при­знан­ная го­су­дар­ством, она бы­ла от­да­на на раз­граб­ле­ние. Паства бы­ла в рас­се­я­нии, а пра­во­сла­вие го­ни­мо. Пра­во­сла­вию пред­ре­ка­ли ско­рый ко­нец.
За го­ды Пер­вой ми­ро­вой вой­ны и ре­во­лю­ции в Лат­вии уни­что­же­но пра­во­слав­ное ду­хов­ное об­ра­зо­ва­ние, от­ня­та Риж­ская ду­хов­ная се­ми­на­рия. Риж­ская ка­фед­ра вдов­ство­ва­ла: не бы­ло ар­хи­пас­ты­ря. По­сле по­лу­че­ния Лат­ви­ей неза­ви­си­мо­сти ост­ро встал во­прос о по­ло­же­нии Пра­во­слав­ной Церк­ви в Лат­вии. Власть иму­щие не со­гла­ша­лись с по­ло­же­ни­ем епар­хии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.
Пе­чаль­но бы­ло со­сто­я­ние хра­мов в стране. Раз­граб­лен­ные и опу­сто­шен­ные во вре­мя ок­ку­па­ции и граж­дан­ской вой­ны, они бы­ли в за­пу­сте­нии. Ико­но­ста­сы бы­ли раз­гром­ле­ны, ико­ны по­ру­га­ны, рас­пя­тия вы­бра­сы­ва­лись в му­сор, был ра­зо­рен Риж­ский ка­фед­раль­ный со­бор. Жесть с ку­по­лов хра­мов сни­ма­лась для ре­мон­та учре­жде­ний... Ни один из пра­во­слав­ных хра­мов не из­бе­жал этих бед. Один за дру­гим за­хва­ты­ва­лись луч­шие пра­во­слав­ные хра­мы. Под угро­зой за­кры­тия был и Риж­ский жен­ский мо­на­стырь.
В Риж­ском пра­во­слав­ном ка­фед­раль­ном со­бо­ре Рож­де­ства Хри­сто­ва од­ни хо­те­ли устро­ить пан­те­он-усы­паль­ни­цу на­цио­наль­ных ге­ро­ев, дру­гие ду­ма­ли сне­сти его с ли­ца зем­ли.
Лат­вий­ское ду­хо­вен­ство и ми­ряне, как ста­до, не имев­шее пас­ты­ря, с глу­бо­кой скор­бью пе­ре­жи­ва­ли вдов­ство Риж­ской ка­фед­ры и неустро­ен­ность по­ло­же­ния пра­во­сла­вия в го­су­дар­стве, но что мо­жет сде­лать цер­ков­ный на­род без сво­е­го ар­хи­пас­ты­ря?
Бла­го­че­сти­вые пас­ты­ри и ми­ряне об­ра­ти­лись к Свя­тей­ше­му Пат­ри­ар­ху Ти­хо­ну со сми­рен­ной прось­бой бла­го­сло­вить окорм­лять лат­вий­скую паст­ву ар­хи­епи­ско­па Иоан­на (Пом­ме­ра), стя­жав­ше­го лю­бовь твер­до­стью в ве­ре и ис­по­вед­ни­че­ским по­дви­гом.
Вла­ды­ка Иоанн увра­че­вал рас­кол в Пен­зен­ской епар­хии, и Пат­ри­арх на­зна­чил его Риж­ским ар­хи­епи­ско­пом и бла­го­сло­вил на отъ­езд в Лат­вию, но пен­зен­ские кли­ри­ки и ми­ряне не хо­те­ли от­пус­кать глу­бо­ко лю­би­мо­го вла­ды­ку. И толь­ко вви­ду неот­ступ­но­сти просьб лат­вий­ской паст­вы Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон дал окон­ча­тель­ное со­гла­сие на отъ­езд ар­хи­епи­ско­па Иоан­на в Лат­вию, удо­сто­ив его бла­годар­ствен­ной гра­мо­ты за са­мо­от­вер­жен­ный и пло­до­твор­ный труд на раз­лич­ных ме­стах слу­же­ния в Рос­сии.
08 (21) июня 1921 го­да Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон да­ру­ет пра­ва ши­ро­кой ав­то­но­мии Пра­во­слав­ной Церк­ви в Лат­вии и сво­им ука­зом на­зна­ча­ет ар­хи­епи­ско­па Пен­зен­ско­го Иоан­на (Пом­ме­ра) ар­хи­епи­ско­пом Риж­ским и Лат­вий­ским.
По во­ле Бо­жи­ей вла­ды­ка воз­вра­ща­ет­ся в Лат­вию с бо­га­тым ду­хов­ным и адми­ни­стра­тив­ным опы­том, при­об­ре­тен­ным на пред­ше­ство­вав­ших ка­фед­рах. На всех эта­пах сво­е­го слу­же­ния он ру­ко­вод­ство­вал­ся преж­де все­го иде­ей ду­хов­но­го воз­рож­де­ния цер­ков­ной жиз­ни, слу­же­ния Бо­гу и лю­дям.
Го­ды слу­же­ния Свя­той Церк­ви и сто­я­ния за ве­ру обо­га­ти­ли свя­то­го муд­ро­стью и рас­су­ди­тель­но­стью. Он вы­рос в ду­хов­ном от­но­ше­нии в му­жа со­вер­шен­на, мо­гу­ще­го и дру­гих на­став­лять на путь спа­се­ния, и явил со­бой ред­кий при­мер са­мо­от­ре­че­ния и пре­дан­но­сти во­ле Бо­жи­ей. В ве­ли­чай­шем сми­ре­нии про­хо­дя сте­зей ар­хи­пас­тыр­ско­го слу­же­ния, вла­ды­ка Иоанн во всем по­ла­гал­ся на Гос­по­да, ни­че­го не при­пи­сы­вая лич­но се­бе, но во всем со­об­ра­зо­вы­вал­ся с во­лей Бо­жи­ей. Со сми­ре­ни­ем при­нял свя­ти­тель лат­вий­скую паст­ву под свой омо­фор.
В Ри­ге ар­хи­епи­скоп был встре­чен сво­ей но­вой паст­вой на вок­за­ле и с крест­ным хо­дом про­сле­до­вал в раз­гром­лен­ный ка­фед­раль­ный со­бор.
Окру­жен­ный лю­бо­вью па­со­мых, вла­ды­ка пред­при­нял по­езд­ку по при­хо­дам, укреп­ляя ве­ру и по­буж­дая всех быть твер­ды­ми в ве­ре.
Он ис­пы­ты­вал при­тес­не­ния вла­стей, но это бы­ло ни­что в срав­не­нии с пе­ре­жи­тым от боль­ше­ви­ков в Рос­сии.
Мно­го сил и тру­дов по­тре­бо­ва­ло утвер­жде­ние прав Лат­вий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в го­су­дар­стве. Толь­ко бла­го­да­ря неустан­ным са­мо­от­вер­жен­ным тру­дам ар­хи­епи­ско­па Иоан­на уда­лось до­стичь ре­ги­стра­ции Церк­ви как пол­но­прав­но­го юри­ди­че­ско­го ли­ца, и толь­ко серд­це­ве­дец Гос­подь зна­ет, сколь­ко стра­да­ний при­шлось пе­ре­жить вла­ды­ке, со­вер­шая это важ­ней­шее де­ло. Для до­сти­же­ния это­го ар­хи­епи­ско­пу Иоан­ну при­шлось вы­дви­нуть свою кан­ди­да­ту­ру на вы­бо­ры в Сейм*. На­род под­дер­жал сво­е­го ар­хи­пас­ты­ря и неод­но­крат­но вы­би­рал его де­пу­та­том пар­ла­мен­та Лат­вии. Мно­го уни­же­ний, оскорб­ле­ний и да­же по­бо­ев при­шлось пе­ре­не­сти вла­ды­ке, бу­дучи де­пу­та­том, за сви­де­тель­ство об ис­тине, но толь­ко та­ким пу­тем он смог от­сто­ять Цер­ковь.
Так был по­ло­жен ко­нец уни­что­же­нию пра­во­сла­вия в Лат­вии.
Вла­ды­ка Иоанн свя­то чтил ка­но­ны Свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви и счи­тал важ­ней­шим для са­мо­сто­я­тель­ной Лат­вий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ду­хов­но на­хо­дить­ся в лоне Ма­те­ри-Церк­ви Мос­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та. Он от­вер­гал все по­ту­ги Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Пат­ри­ар­ха­та и кар­ло­вац­ких рас­коль­ни­ков за­ста­вить Лат­вий­скую Цер­ковь по­рвать с Ма­те­рью-Цер­ко­вью, един­ство с ко­то­рой яв­ля­ет­ся для нас за­ве­ща­ни­ем свя­то­го ар­хи­пас­ты­ря.
Вся жизнь и по­движ­ни­че­ские тру­ды свя­ти­те­ля Иоан­на как ар­хи­епи­ско­па и де­пу­та­та бы­ли на­прав­ле­ны на слу­же­ние Церк­ви, сво­ей ро­дине Лат­вии и про­сто­му на­ро­ду. Он оди­на­ко­во за­бо­тил­ся как о рус­ских, ла­ты­шах, так и о лю­дях дру­гих на­цио­наль­но­стей. Для него не бы­ло сво­их и чу­жих, все бы­ли бра­тья.
За­щит­ник и по­кро­ви­тель обез­до­лен­ных и бед­ней­ших сло­ев на­се­ле­ния, сам вла­ды­ка жил бо­лее чем скром­но. Став­шая его жи­ли­щем тем­ная и сы­рая ком­нат­ка в под­ва­ле ка­фед­раль­но­го со­бо­ра с за­ре­ше­чен­ным око­шеч­ком под са­мым по­тол­ком, через ко­то­рое про­ни­ка­ли все зву­ки цен­траль­но­го буль­ва­ра, бы­ла в крайне за­пу­щен­ном со­сто­я­нии. За­коп­чен­ные сте­ны по­кры­ва­ли пят­на пле­се­ни и сы­ро­сти. Жи­вя в под­ва­ле, ар­хи­епи­скоп Иоанн при­ни­мал там вы­со­ких ино­стран­ных го­стей. В под­ва­ле со­бо­ра по­бы­ва­ли эс­тон­ский, фин­ский и ан­глий­ский епи­ско­пы. Один из ино­стран­ных по­се­ти­те­лей со сле­за­ми на гла­зах вос­клик­нул: «По­верь­те, что в мо­ем оте­че­стве ни один аре­стант не жи­вет в та­кой яме, как Вы, гла­ва Лат­вий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви». Об­ста­нов­ка в ке­лье вла­ды­ки бы­ла очень про­стой: несколь­ко кре­сел, сту­лья, шка­фы с кни­га­ми, ико­ны. Над стол­бом боль­шой порт­рет Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на. Нам неве­до­мо, сколь­ко слез бы­ло про­ли­то здесь свя­тым ис­по­вед­ни­ком пе­ред свя­ты­ми ико­на­ми. Вла­ды­ка лю­бов­но на­зы­вал свой под­вал «моя пе­ще­ра» и на про­яв­ле­ния со­чув­ствия к сво­е­му по­ло­же­нию толь­ко от­шу­чи­вал­ся. Мно­го­чис­лен­ные по­се­ти­те­ли за­пом­ни­ли его улы­ба­ю­щим­ся, про­стым и до­ступ­ным в об­ще­нии.
Вла­ды­ка очень лю­бил де­тей, и де­ти лю­би­ли его. Как ча­сто с це­лой ва­та­гой ре­бят яв­лял­ся он в книж­ный ма­га­зин и по­ку­пал всем книж­ки, ино­гда на несколь­ко де­сят­ков ла­тов. И ра­дост­ная тол­па де­тей, ча­сто за­быв по­бла­го­да­рить, рас­сы­па­лась по до­мам, а он с ти­хой ра­до­стью смот­рел им вслед.
По­сле Пас­халь­ной за­ут­ре­ни, по древ­не­му обы­чаю, ар­хи­епи­скоп раз­гов­лял­ся с бед­ны­ми. Здесь он чув­ство­вал се­бя точ­но в род­ной се­мье. Он ни­ко­гда не раз­ли­чал лю­дей по со­ци­аль­но­му про­ис­хож­де­нию. Для него бы­ло все рав­но, кто пе­ред ним: ми­нистр, ге­не­рал, ари­сто­крат, кре­стья­нин или ра­бо­чий. Во всех ви­дел он об­раз Бо­жий. Неред­ко вла­ды­ку по­се­ща­ли толь­ко что вы­шед­шие из за­клю­че­ния пре­ступ­ни­ки. Вла­ды­ка по­мо­гал им, ка­ю­щим­ся, на­чать но­вую жизнь. Каж­дый ощу­щал ра­дость от об­ще­ния со свя­тым. Доб­рый к доб­рым и ка­ю­щим­ся, ар­хи­епи­скоп был строг к се­бе, про­ти­во­сто­ял упор­ству­ю­щим в за­блуж­де­нии и вра­гам Церк­ви. Охра­няя Цер­ковь, он не ща­дил се­бя и по­это­му поль­зо­вал­ся все­об­щей лю­бо­вью рев­ни­те­лей бла­го­че­стия как в Лат­вии, так и да­ле­ко за ее пре­де­ла­ми.
Од­на­ко здо­ро­вье его бы­ло по­до­рва­но непо­силь­ны­ми тру­да­ми и тя­же­лы­ми усло­ви­я­ми жиз­ни. Стра­дая те­лес­ны­ми неду­га­ми, он был вы­нуж­ден пе­ре­ехать на ар­хи­ерей­скую да­чу у Ки­шо­зе­ра — ме­сто сво­ей му­че­ни­че­ской кон­чи­ны.
По­ла­га­ясь на Гос­по­да, вла­ды­ка жил без охра­ны на да­че, на­хо­див­шей­ся в пу­стын­ном ме­сте. Он лю­бил оди­но­че­ство. Здесь от­ды­ха­ла ду­ша его от мир­ской су­е­ты. Сво­бод­ное вре­мя вла­ды­ка про­во­дил в мо­лит­ве, тру­дил­ся в са­ду, за­ни­мал­ся сто­ляр­ным тру­дом на вер­ста­ке, на ко­то­ром му­чи­те­ли по­том пре­да­ли его страш­ным ис­тя­за­ни­ям.
О му­че­ни­че­ской кон­чине свя­то­го воз­ве­стил по­жар на ар­хи­ерей­ской да­че в ночь с чет­вер­га на пят­ни­цу 12 ок­тяб­ря 1934 го­да.
Ни­кто не зна­ет, кто вла­ды­ку под­верг му­че­ни­ям. Но му­че­ния эти бы­ли же­сто­ки­ми. Ар­хи­епи­ско­па при­вя­за­ли к сня­той с пе­тель две­ри и под­верг­ли на вер­ста­ке страш­ным пыт­кам. Все сви­де­тель­ство­ва­ло о том, что но­ги свя­то­го жгли ог­нем, в него вы­стре­ли­ли из ре­воль­ве­ра и жи­во­го пре­да­ли ог­ню.
На по­хо­ро­ны ар­хи­епи­ско­па Иоан­на ка­фед­раль­ный со­бор не мог всех вме­стить. Мно­же­ство на­ро­да сто­я­ло вдоль улиц, по ко­то­рым долж­ны бы­ли про­не­сти остан­ки свя­щен­но­му­че­ни­ка. Па­мять о свя­том хра­ни­лась в серд­цах пра­во­слав­ных, и ни­что, да­же страх пре­сле­до­ва­ний, не мог­ло из­гла­дить ее.
На про­тя­же­нии дол­гих де­ся­ти­ле­тий на По­кров­ском клад­би­ще в Ри­ге у усы­паль­ни­цы свя­щен­но­му­че­ни­ка све­жие цве­ты, све­чи, бо­го­моль­цы. Из­вест­ны фак­ты ис­це­ле­ния и по­мо­щи Бо­жи­ей лю­дям по мо­лит­вам свя­то­го пред­ста­те­ля зем­ли Лат­вий­ской.
Ча­сов­ня на По­кров­ском клад­би­ще в Ри­ге, где под спу­дом по­ко­и­лись мо­щи ар­хи­пас­ты­ря-му­че­ни­ка, ста­ла ме­стом па­лом­ни­че­ства мно­гих пра­во­слав­ных, вер­но чтя­щих его па­мять.

Цитаты из проповедей священномученика Иоанна (Поммера), архиепископа Рижского:

Жизнь – борьба, борьба тяжелая и опасная. Разнообразные обстоятельства и отношения жизни бороться заставляют каждого: даже отшельник в пустыне, в одинокой келье, и тот борется, борется с тяготением к греху, с тяготением к миру, с его искушениями.

Иногда жизненная борьба становится общею для целых групп людей, ставит тысяч против тысяч и тем, и захватывает, как это мы наблюдаем ныне, все стороны жизни церковной и гражданской, и общественной и частной. Результаты такой массовой борьбы имеют значение для миллионов людей… Как должен относиться к этой борьбе христианин? И в борьбе он должен неизменно оставаться христианином, «добрым воином Христовым» (2 Тим.2:3), всегда помнящим Его заветы любви и мира, любящим не только соратника брани, но и врага своего (Мф. 5:45), по нужде облекающимся в оружие телесное, но отличительным оружием которого служит оружие духовное: (Еф. 6:14-17) – это «всеоружие Божие». Тысячи борцов, вооруженных этим святым оружием, победоносно вышли из тяжелой жизненной брани и венчались славою на небе.

Но прежде чем взяться за это духовное оружие брани, воин Христов должен препоясаться истиною. «Станите убо», говорит св. апостол, «препоясани чресла ваши истиною».

Почему же истина поставляется во главу духовного всеоружия и что значит препоясание его?..

Истина – это предмет всегдашних усиленных желаний и исканий человека; и это естественно; кому не дорог свет? Истина – это сокровище; кто знает ему цену, тот ради него готов забыть все на свете. Напряженные усилия людей найти истину и представить ее или во властном слове науки, или в прекрасных художественных образах, с христианской точки зрения достойны всякого уважения. Но эта истина – истина человеческая. Есть лишь тень истины; никогда она не была и не будет в состоянии осветить человеку поле жизненной брани, указать ему цель и смысл жизни, раскрыть ему непреложные законы ее. Это может сделать лишь истина Божия (Рим. 15:8), истина Христова (2 Кор. 11:10), прославленная победительница мира (1 Ин. 5:4). Пред ней преклонилась седая мудрость языческой древности. Она просветила новые народы. И в эти допускаемые ныне Провидением времена мрака к ней с надеждой спасения и жизни устремляются наши сердца. Мы ждем луч ее. Как ждем не дождемся луча солнечного в ненастные дни. Только она, паче солнца сияющая и животворящая. В силах просветить и оживотворить, одушевить и поднять блуждающих и изнемогающих во тьме и сени смертной.

Зная ненадежность и изменчивость человеческих светочей истины, Господь для хранения этой небесной истины создал св. Церковь, незыблемую, нерушимую до скончания века. Хранимая св. Церковью истина светит и теперь, греет и теперь мир при всем мраке и холоде человеческих заблуждений. Так в ненастный день светит и греет солнце. Хотя его и не видно за облаками. И не только светит ныне в мире св. истина Христова, но творит свое великое дело перерождения и обновления греховного мира и, может быть, творит даже сильнее и тверже, чем в другое обычное, спокойное время. Слышим шум, видим брожение кругом себя… Но да не смущается сердце наше. Действие закваски евангельской в такие времена всегда бывало особенно сильно и успешно. Движение продолжительно, борение сильное, много сторон жизни и науки охвачено мощным движением: значит многосторонне будут и действие св. закваски. Сколько таких движений видел уже мир, какие перевороты совершались в жизни народов, сколько раз слабые и робкие сердца в тревоге устремлялись к небу с мыслию: будет ли конец борьбе, устоит ли мир, выдержит ли грубый напор мира св. Церковь и св. истина? Но устоял мир, устояла св. Церковь, жизнь народов вновь входила в порядок и знаменовалась особенно пышным торжеством Христовой истины. Она все глубже входила в жизнь и убеждения людей… Как пахарь глубоко бороздит землю плугом, нещадно терзает грудь ее бороной, чтобы приготовить ее для посева. Тем глубже проводить борозду, тем нещаднее терзать ее бороной, чем больше на ней сорных трав и зарослей, так и Христос. Много сорных трав вросло в сердцах наших. Они неспособны стали воспринимать и возвращать благое семя евангельское. Горе, беды, страдания избороздят наши черствые души, как борона истерзает их смута, раздор, дождем польет их горькие слезы, пот и кровь; и когда почва таким образом будет приготовлена, небесный Сеятель засеет наши души семенем св. Истины, мира и любви. Святое семя вырастет и принесет обильный плод…

Препоясание истиною означает полное усвоение ее (Мф. 7:24) уму и сердцу. Для борьбы с искушениями и соблазнами века и вообще для совершения доброго подвига необходимы ясность мысли, твердость убеждений. «Всему ему же веровах» (2 Тим. 1:12). Вот слова препоясанных истиною.

Этой, между прочим, черты не достанет нашему лживому, лукавому времени. Мало стало мужей силы. Все трости, колебаемые ветром. Сегодня гнутся они в одну сторону, а завтра, если изменится ветер. С тем же равнодушным льстивым шелестом погнутся в другую. К таковым особенно относятся слова Апостола: «станьте же твердо, препоясани чресла ваши истиною!».

Тропарь,

глас 4

И нравом причастник, и престолом наместник апостолом быв, деяние обрел еси Богодухновенне, в видения восход: сего ради слово истины исправляя, и веры ради пострадал еси даже до крове, священномучениче Иоанне, моли Христа Бога, спастися душам нашим.

Кондак,

глас 4

Во святителех благочестно пожив, и служения путь прошед, идольския угасил еси жертвы, и поборник быв твоему стаду Богомудре. Темже тя почитающе, тайно вопием ти: от бед избави ны присно твоими мольбами, отче наш Иоанне.

Величание священномученику Иоанну (Померу)

Величаем тя, святый священномучениче Иоанне, и чтим святую память твою; ты бо молиши за нас Христа Бога нашего.

Молитва священномученику Иоанну (Померу)

О, всеблаженне святый священномучениче святителю отче наш Иоанне, правды Божия поборниче и святыя православныя веры Христовой защитниче, хулителей Святыя Церкве обличителю, врагов прогонителю, обидимым покровителю и всех верных христиан теплый предстателю. Ты всею душею от юности заповеди Христовы возлюбил еси. И во дни гонения лютаго на веру Православную, яко истинный пастырь явился еси, крестный путь прошед: поругание, заточение, оклеветание претерпевый и тако мученический венец восприял еси, обретши благодать Господу молитися за ны. Вемы, яко ты, предстоя Престолу Вседержителя, имаши велие дерзновение в молитвах пред Господем. И ныне смиренно припадаем и усердно молимся: о, скорый заступниче наш, святителю священномучениче отче Иоанне, услыши нас грешных и недостойных чад твоих: умоли Всемилостиваго Господа и Пречистую Его Матерь Пресвятую Богородицу веру православную соблюсти, Святую нашу Церковь укрепити в единстве мира и любви, отпадшия от Святыя Церкве паки возвратити, страну нашу Латвийскую в мире, христианских добродетелех и благоденствии сохранити. Помози нам и разум наш питати не суетною мудростию человеческою, но смиренным познанием воли Божия. О, святый угодниче Божий, не презри нас молящихся тебе: не токмо от бед и скорбей избавления просим, но силы и твердости, великодушия и любве, дабы претерпети оныя напасти восстающия на ны. Испроси нам неослабное терпение до конца жития нашего, мир с Господем и грехов наших прощение. Ей, святый священномучениче, моли Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа Сына Божия избавитися нам от всякаго зла и сохранити храм сей, и град, и страну нашу, и люди благочестно чтущия тя от всякия напасти, от болезней, глада, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменников и междоусобныя брани, от клеветы и всякаго злаго обстояния. Молитвами твоими святыми рассеянныя собери, заблудшия на путь правый настави, старость поддержи, юныя вразуми, младенцы воспитай и всех нас с любовию почитающих тя утверди, да пребудем в любве друг ко другу, единомысленно исповедуя Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную, и тако да сподобимся Небеснаго Царствия, идеже славится Пречестное и Великолепое Имя Пресвятой и Живоначальной и Нераздельной Троицы. Аминь.

Дни памяти: 25 июня (переходящая) – в Соборе Белорусских святых, 5 февраля (переходящая) – в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской, 12 октября.

Alekcandrina.RU Веб-разработка и продвижение.