Преподобный Иустин (По́пович), Челийский

Житие

Ве­ли­кий по­движ­ник и ду­хов­ный пи­са­тель, отец Иустин ро­дил­ся в го­ро­де Вране в се­мье свя­щен­ни­ка в празд­ник Бла­го­ве­ще­ния. Учил­ся в се­ми­на­рии св. Сав­вы в Бел­гра­де, где в то вре­мя пре­по­да­вал бу­ду­щий свя­ти­тель Ни­ко­лай (Ве­ли­ми­ро­вич). Позд­нее отец Иустин учил­ся в Пе­тер­бург­ской Ду­хов­ной ака­де­мии, за­тем – на тео­ло­ги­че­ском фа­куль­те­те в Окс­фор­де. Ду­ша его ис­ка­ла по­движ­ни­че­ской и ас­ке­ти­че­ской жиз­ни. Спу­стя неко­то­рое вре­мя он пре­по­да­вал в се­ми­на­рии и окорм­лял мно­го­чис­лен­ных чад, при­ни­мал уча­стие в из­да­нии пра­во­слав­ных га­зет. И меч­тал об Афоне... В 1926 за­щи­тил в Афи­нах док­тор­скую дис­сер­та­цию по те­ме: «Уче­ние свя­то­го Ма­ка­рия Еги­пет­ско­го о тайне че­ло­ве­че­ской лич­но­сти и тайне ее по­зна­ния». С кон­ца 1930 го­да по­тру­дил­ся мис­си­о­не­ром в при­кар­пат­ских го­ро­дах (Уж­го­ро­де, Ху­сте, Му­ка­че­ве и др.). Был вы­дви­нут на воз­рож­ден­ную Му­ка­чев­скую епи­скоп­скую ка­фед­ру, но по сми­ре­нию сво­е­му от­ка­зал­ся от нее. С 1932 го­да отец Иустин – пре­по­да­ва­тель Би­толь­ской се­ми­на­рии, а спу­стя два го­да – до­цент Тео­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та в Бел­гра­де. С мая 1948 го­да до кон­чи­ны под­ви­зал­ся в мо­на­сты­ре Че­лие близ Вале­ва, где был ду­хов­ни­ком; на­пи­сал мно­гие бо­го­слов­ские тру­ды. Пре­ста­вил­ся ко Бо­гу, как и ро­дил­ся, в празд­ник Бла­го­ве­ще­ния.

Цитаты из творений:

«В нашей хаотической современности одно божество все более вытесняет остальные божества, все неодолимее навязывает себя как единственного бога, все безжалостнее мучит своих поклонников. Это божество – дух времени. Перед ним день и ночь бьют поклоны измученные жители Европы и приносят ему в жертву свою совесть, свои души, свои жизни и свои сердца. Оно имеет своих жрецов, фанатичных жрецов, сделавших несчастную Европу нашу жертвенником, на котором непрестанно приносится в жертву тело ее. Но их страстный фанатизм распространяется и на все остальные континенты, пытаясь их так превратить в жертвенники бога своего. Однако прежде, чем они смогут души всех континентов слить в бурном «осанна» своему богу, мы поставим на испытание этого бога и проверим его.

Бог их, дух времени, весьма сложен, составлен из самых разнородных элементов. Он содержит в себе все противоречия современной жизни: культуру и цивилизацию, философию и науку, католицизм и протестантизм. Он содержит весь трагизм и весь комизм жизни таковой, как она есть. И живя в соответствии с духом времени, человек разбивается о камни всех этих непримиримых противоречий. Но что самое страшное в этом — систематически организованное восстание против человеческой личности. Дух времени сковывает личность своей самодержавной тиранией, механизирует ее: ты винтик в грохочущем механизме современности — и существуй как винтик; ты клавиша на расстроенном рояле нынешних дней, клавиатуру которого трогает дух времени — и существуй как клавиша. Детерминизм, развертывающийся в фатализм, — вот главнейшее средство, с помощью которого владычествует дух времени: от среды, от окружения зависит все, а не от личных подвигов; все, что делаешь, делаешь не ты, а среда делает через тебя; совершишь ли преступление, виновен не ты, а среда, в которой ты существуешь. Но все это, будучи переведенным на язык славянской искренности, означает: вседозволенность: позволены все пороки, все злодеяния, все преступления, все грехи, потому что все происходящее происходит по неумолимым законам необходимости.

Планета наша безжалостна, она с давнейших времен была гробницей и для богов, и для людей. Многих богов внесла она в свой помянник; но не было еще столь бессмысленного бога, как дух времени нашего, поскольку Европа в нем обоготворила все болезни свои, все грехи свои, все пороки и преступления свои. А что это так, Европа доказала людоедской войной недавних дней, доказывает и не менее людоедским миром дней нынешних.

Время – часть вечности; ежели оторвется от нее – отбрасывается в невыносимо-отчаянную бессмысленность. Дух человеческий – часть Духа Вечности; ежели оторвется от него – теряет свой вечный смысл и покой и отбрасывается в крайние мучения, где рыдания и скрежет зубов. Дух времени нашего оторвался от Духа Вечности, потому он мучится, рыдает и скрежещет зубами.

До Христа Вечность была чахоточным предположением, от Христа она становится воплощенной реальностью, ощутимой реальностью, которую руки наши осязают, глаза наши рассматривают, уши наши слышат (1Ин.1:1). Дух Вечности становится ощутимым, как и дух времени. В Личности Богочеловека Христа время достигло органического единства с вечностью, а тем самым и своего вечного смысла. Поэтому Христос стал и навсегда остается вечным испытанием для всех времен, всех богов, всех людей и всех вещей. Поэтому Христос — единственное правильное и непогрешимое испытание для нашей современности и духа нашего времени. Проверенный Им, оцененный Им, дух времени нашего — человеческий, слишком человеческий (Ницше). Человеком живет, человеком дышит, человеком похваляется дух времени нашего — человеком, а не Богочеловеком. В этом основа трагизма нашего, и только в этом. Дух времени нашего в обожании человека доходит до человекомании, потому Дух Вечности недооценен, оплеван и почти изгнан с нашей планеты.

Похваляются человеком, европейским человеком, таким, каков он есть; но проверьте его, оцените через Богочеловека, и похвальба ваша превратится в позор ваш и печаль новую.

Дух времени нашего — тонкий соблазн нынешних дней; под этой маркой продается фальсификат прогресса, просвещения, цивилизации, культуры. Поэтому сегодня более, чем когда бы то ни было нужно иметь дар различения духов (1Ин.4:1), дар православный, дар подвижнический, чтобы человек несоблазненный мог пробиваться сквозь ужасный хаос нашей современности.

Христос явился как наиболее революционно восстающий против духа времени; Он центр жизни перенес из времени в Вечность, из человека в Богочеловека. Но и по прошествии двадцати веков Он является как наиболее решительный протест против духа нашего времени, против «князя мира сего» (Ин.14:30). Мир настолько удалился от Бога, что им овладел князь тьмы, князь зла, дух гнева и противления. Богоборчество, Христоборчество — жить по духу мира сего, который действует в сынах противления (Еф.2:2)».

О духе времени

«Вера в Господа Христа соединяет человека с вечным Господом, Который по мере веры человека разливает в душе его вечную жизнь, и он ощущает и сознает себя вечным. Притом тем больше, чем больше человек живет по той вере, которая ему постепенно освящает благодатными божественными силами душу, сердце, совесть, все существо. Соразмерно вере человека растет и освящение естества человека. И чем святее человек, тем в нем все сильнее и живее становится и ощущение личного бессмертия, и сознание своей вечности, и вечности каждого [человека]. Действительно, настоящая жизнь человека начинается его верой в Господа Христа, которая всю душу, все сердце, весь ум, всю крепость его предает Господу Христу, и Он их постепенно освящает, преображает, обожает. И через это освящение разливает по нему благодатные силы божественные, которые дают ему всемогущее ощущение и сознание личного бессмертия и личной вечности. В самом деле: наша жизнь настолько есть жизнь, насколько она во Христе. А насколько она во Христе, она показывает своей святостью: чем святее жизнь, тем она более бессмертна и вечна. Противоположна этому смерть. Что такое смерть? Смерть это созревший грех; а созревший грех есть отъединенность от Бога, в Котором единственно жизнь и источник жизни. Евангельская, божественная истина: святость есть жизнь, грешность есть смерть; богопочитание есть жизнь, безбожие — смерть; вера есть жизнь, безверие — смерть; Бог есть жизнь, диавол — смерть. Смерть есть отъединение от Бога, а жизнь — возвращение к Богу и жительство Богом. Вера и есть оживление души от застоя, воскресение души из мертвых: «был мертв и ожил» (Лк 15:24). Это воскресение души из мертвых человек впервые пережил с Богочеловеком Христом, и постоянно переживает его во Святой Его Церкви, потому что Он весь в ней и дает Себя верным через святые таинства и святые добродетели. Там, где Он, нет больше смерти; тут все перешло из смерти в жизнь; тут уже живут вечной жизнью. С Воскресением Христовым мы празднуем умерщвление смерти, начало новой, вечной жизни.

Христиане это христоносцы, и тем самым носители и обладатели вечной жизни. И это по мере веры и по мере святости, которая от веры. Святые — самые совершенные христиане, потому что они в наибольшей мере освятили себя подвигами святой веры в воскресшего и вечноживого Господа Иисуса. Действительно, они единственные истинные бессмертные в роде людском, ибо всем существом своим живут в воскресшем и ради воскресшего Господа Христа, и над ними никакая смерть не имеет власти. Их жизнь вся от Господа Христа, и потому вся — христожизнь; и мысль их есть христомысль, и чувство их — христочувство. Все, принадлежащее им, есть в первую очередь Христово, а уж затем их; если совесть, то она сперва Христова, а затем их, если жизнь, она сперва Христова, а затем их. У них и нет их самих, а все и во всем Христос.

Поэтому «Жития святых» и есть ничто иное, как жизнь Господа Христа, обновленная в каждом святом в большей или меньшей мере, в том или ином облике. Или точнее: это жизнь Господа Христа, продолженная через святых, жизнь воплощенного Бога Логоса, Богочеловека Иисуса Христа, Который и стал человеком для того, чтобы нам как человек дать и передать Свою божественую жизнь, чтобы как Бог Своей жизнью освятить, и сделать бессмертной и вечной нашу человеческую жизнь на земле…

Став человеком и оставшись Богом, Богочеловек проводил святую, безгрешную, богочеловеческую жизнь на земле, и Своей жизнью, смертью и воскресением уничтожил диавола и его державу смерти, и этим дал, и непрерывно дает благодатные силы всем верующим в Него, чтобы и они уничтожали диавола, и всякую смерть, и всякое искушение (ср. Евр 2:14—15, 18). Эта богочеловеческая жизнь вся в Богочеловеческом теле Христовом — Церкви, и постоянно переживается в Церкви как земнонебесной целостности, и каждым поодиночке по мере его веры. Жизни святых это в действительности жизнь Богочеловека Христа, которая переливается в Его последователей и переживается ими в Его Церкви. Ибо и самая маленькая частица этой жизни — всегда от Него непосредственно, потому что Он есть жизнь (ср. Ин 14:6, 1:4), жизнь бесконечная, и безграничная, и вечная, которая божественной силой Своей побеждает все смерти и воскресает из всех смертей. По всеистинному благовестию Всеистинного: «Аз есмь воскресение и жизнь» (Ин 11:25). Чудесный Господь, Который весь воскресение и жизнь, всем существом Своим — в Церкви Своей как богочеловеческая реальность, поэтому нет конца пребыванию этой реальности. Жизнь Его продолжается через все века; каждый христианин «сотелесник» Христов (ср. Еф. 3:6), и христианин тем, что живет богочеловеческой жизнью этого тела как органическая его клеточка».

Что такое святость и зачем православному христианину читать «Жития святых»

Тропарь,

глас 8

Православия сладость, нектар премудрости, отче преподобне, излиял еси в сердца верных яко богатство: житием своим и учением показался еси живая книга Духа, Иустине Богомудре, моли Христа Бога Логоса да оло́госит тя почитающих.

Кондак,

глас 4

Яко Божественную лествицу обретохом Иустине преподобне, твоя Боженственная поучения, к небеси ны возводящия, якоже учил еси, житием вообразил еси. Тем ти зовем: радуйся, православный философе Истины.

День памяти: 14 июня.

 

По материалам сайта:

http://azbyka.ru/days/sv-iustin-popovich-chelijskij

 

Alekcandrina.RU Веб-разработка и продвижение.