Святитель Кирилл, архиепископ Иерусалимский

Житие

Святитель Кирилл, архиепископ Иерусалимский, родился в Иерусалиме в 315 году и был воспитан в строгом христианском благочестии. Достигнув совершеннолетия, он принял монашество, а в 346 году стал пресвитером. В 350 году после смерти архиепископа Максима он стал его преемником на Иерусалимской кафедре.

В сане Иерусалимского Патриарха святитель Кирилл ревностно боролся против ересей Ария и Македония, чем возбудил против себя ненависть арианствующих епископов. Меж­ду по­след­ни­ми был и мит­ро­по­лит Ке­са­рии Па­ле­стин­ской Ака­кий, явив­ший­ся впо­след­ствии глав­ным ви­нов­ни­ком пер­во­го из­гна­ния свя­то­го Ки­рил­ла.

Од­на­жды в празд­ник Пя­ти­де­сят­ни­цы око­ло трех ча­сов дня в Иеру­са­ли­ме на­блю­да­лось сле­ду­ю­щее чу­дес­ное зна­ме­ние: на небе яви­лось на­чер­та­ние Чест­но­го Кре­ста, си­яв­шее осле­пи­тель­ным све­том; на­чи­на­ясь от Гол­го­фы, оно про­сти­ра­лось до го­ры Еле­он­ской. Так как им­пе­ра­тор Кон­стан­ций, раз­де­ляя ересь Ария, при­тес­нял пра­во­слав­ных, вся­че­ски по­мо­гая ере­ти­кам, то свя­той Ки­рилл со­об­щил ему о чу­дес­ном зна­ме­нии, уве­ще­вал оста­вить путь за­блуж­де­ния и об­ра­тить­ся в пра­во­сла­вие.

Меж­ду тем мит­ро­по­лит Ака­кий, поль­зу­ясь со­дей­стви­ем им­пе­ра­то­ра, к ко­то­ро­му был бли­зок, вос­стал на свя­то­го Ки­рил­ла за то, что он об­ли­чал его в ере­си и не по­ви­но­вал­ся ему, хо­тя Иеру­са­лим в то вре­мя на­хо­дил­ся в под­чи­не­нии у мит­ро­по­ли­та Ке­са­рий­ско­го; это про­изо­шло вслед­ствие упад­ка Иеру­са­ли­ма по­сле раз­ру­ше­ния рим­ля­на­ми. Свя­той же Ки­рилл не толь­ко не хо­тел под­чи­нять­ся ере­ти­ку мит­ро­по­ли­ту, вдо­ба­вок низ­ло­жен­но­му По­мест­ным Сар­ди­кий­ским Со­бо­ром, но и об­ли­чал его за зло­упо­треб­ле­ние не при­над­ле­жав­шей ему по пра­ви­лам цер­ков­ным вла­стью; по ука­зан­ным при­чи­нам он не счи­тал для се­бя воз­мож­ным под­чи­нять­ся мит­ро­по­ли­ту Ака­кию. Кро­ме то­го, свя­той Ки­рилл по­ла­гал, что, на­обо­рот, Ке­са­рия Па­ле­стин­ская долж­на быть под­чи­не­на Иеру­са­ли­му, ибо Цер­ковь Иеру­са­лим­ская есть мать всех церк­вей; тем бо­лее, что и Сар­ди­кий­ский Со­бор, низ­ло­жив­ший Ака­кия, при­над­ле­жав­шее ему на­чаль­ство пе­ре­дал пред­ше­ствен­ни­ку свя­то­го Ки­рил­ла, ар­хи­епи­ско­пу Иеру­са­лим­ско­му Мак­си­му.

Про­ник­ну­тый чув­ством непри­яз­ни к свя­то­му Ки­рил­лу, Ака­кий на­шел по­вод к об­ви­не­нию его, бла­го­да­ря сле­ду­ю­ще­му об­сто­я­тель­ству. В Иеру­са­ли­ме на­стал силь­ный го­лод. На­род, не на­хо­дя средств для под­дер­жа­ния жиз­ни, об­ра­тил­ся за по­мо­щью к сво­е­му ар­хи­епи­ско­пу. Свя­той Ки­рилл по сво­е­му ми­ло­сер­дию близ­ко к серд­цу при­нял прось­бы па­со­мых и ис­тра­тил на них всё свое иму­ще­ство. Но так как го­лод не пре­кра­щал­ся, и по­мочь бы­ло уже нечем, то свя­той Ки­рилл на­чал про­да­вать цер­ков­ные ве­щи – зо­ло­то, се­реб­ро и цен­ные за­ве­сы, по­ку­пая на вы­ру­чен­ные от про­да­жи день­ги пше­ни­цу для го­ло­да­ю­щих. В это вре­мя по­явил­ся слух, что буд­то бы в го­ро­де ви­де­ли ка­кую-то жен­щи­ну, пля­сав­шую в свя­щен­ном об­ла­че­нии на ули­це. На во­прос, от­ку­да ею по­лу­че­на свя­щен­ная одеж­да, жен­щи­на от­ве­ча­ла, что она при­об­ре­ла ее у од­но­го куп­ца, при­чем на­зва­ла и его имя. Спро­шен­ный в свою оче­редь, ку­пец ска­зал, что одеж­ду для про­да­жи дал ему сам ар­хи­епи­скоп. Неиз­вест­но, бы­ло ли всё это на са­мом де­ле или нет, но толь­ко слух до­шел до мит­ро­по­ли­та Ака­кия, ко­то­рой счёл его до­ста­точ­ным для об­ви­не­ния свя­то­го Ки­рил­ла. На со­зван­ном им со­бо­ре он пред­ло­жил из­верг­нуть свя­то­го Ки­рил­ла как обес­че­стив­ше­го про­да­жею свя­щен­ный пред­мет, на что со­бор изъ­явил свое со­гла­сие. Та­ким об­ра­зом, при со­дей­ствии ере­ти­че­ству­ю­щих епи­ско­пов низ­ло­жен­ный ере­тик-мит­ро­по­лит сверг с пре­сто­ла Иеру­са­лим­ско­го пра­во­слав­но­го ар­хи­епи­ско­па и си­лою за­ста­вил его уда­лить­ся из пре­де­лов Иеру­са­ли­ма. Свя­той Ки­рилл сна­ча­ла уда­лил­ся в Тарс, где пре­бы­вал у епи­ско­па Силь­ва­на. Ви­дя, что по­след­ний не со­всем пра­виль­но по­ни­ма­ет неко­то­рые дог­ма­ты ве­ры, свя­той Ки­рилл ука­зал ему на укло­не­ние и утвер­дил в пра­во­сла­вии. Услы­хав об этом, Ака­кий на­пи­сал Силь­ва­ну пись­мо, из­ве­щая о низ­вер­же­нии свя­то­го Ки­рил­ла и со­ве­то­вал ему или пре­кра­тить об­ще­ние со свя­тым Ки­рил­лом, или, по край­ней ме­ре, за­пре­тить ему со­вер­ше­ние бо­го­слу­же­ния в на­хо­дя­щей­ся под его управ­ле­ни­ем цер­ков­ной об­ла­сти. Но Силь­ван не по­слу­шал­ся Ака­кия: он по­чи­тал свя­то­го Ки­рил­ла как че­ло­ве­ка бла­го­че­сти­во­го, уче­ни­ем сво­им под­дер­жи­вав­ше­го и на­став­ляв­ше­го мно­гих пра­во­слав­ных; о са­мом же из­гна­нии Силь­ван знал, что оно про­изо­шло не по ка­кой-ли­бо вине со сто­ро­ны свя­то­го Ки­рил­ла, а един­ствен­но по за­ви­сти и нена­ви­сти Ака­кия.

По­сле это­го в Селев­кии был По­мест­ный Со­бор, на ко­то­рый при­бы­ло до 150 епи­ско­пов; сре­ди них на­хо­дил­ся и свя­той Ки­рилл. Преж­де чем на­ча­лось за­се­да­ние со­бо­ра, Ака­кий стал на­ста­и­вать на уда­ле­нии от­лу­чен­но­го им свя­то­го Ки­рил­ла. Мно­гие епи­ско­пы не со­гла­си­лись на по­доб­ный по­сту­пок. То­гда Ака­кий, оста­вив со­бор, от­пра­вил­ся в Ца­рь­град. Здесь пред им­пе­ра­то­ром и пат­ри­ар­хом Ев­док­си­ем, то­же ари­а­ни­ном, он окле­ве­тал по­ки­ну­тый им Со­бор, на­зы­вал его ско­пи­щем злых лю­дей, со­брав­ших­ся не для поль­зы, но во вред Церк­ви. Осо­бен­но силь­ное него­до­ва­ние су­мел воз­бу­дить Ака­кий в им­пе­ра­то­ре про­тив святого Ки­рил­ла. Он рас­ска­зал ему, что святой Ки­рилл про­дал дра­го­цен­ную свя­щен­ную одеж­ду, по­да­рен­ную Кон­стан­ти­ном Ве­ли­ким Иеру­са­лим­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Ма­ка­рию для об­ла­че­ния в нее во вре­мя со­вер­ше­ния Та­ин­ства Кре­ще­ния, и что по­том эту одеж­ду ви­де­ли на од­ном че­ло­ве­ке, пля­сав­шем на ме­стах на­род­ных уве­се­ли­тель­ных со­бра­ний. Им­пе­ра­тор до то­го силь­но раз­гне­вал­ся, что под­верг свя­то­го Ки­рил­ла за­то­че­нию.

По смер­ти Кон­стан­ция на пре­стол всту­пил Юли­ан От­ступ­ник. В пер­вые го­ды сво­е­го цар­ство­ва­ния он под ви­дом бла­го­че­стия от­ме­нил все по­ста­нов­ле­ния Кон­стан­ция, на­прав­лен­ные ко вре­ду пра­во­слав­ных: по при­ка­за­нию Юли­а­на бы­ли осво­бож­де­ны из за­то­че­ния все ра­нее из­гнан­ные Кон­стан­ци­ем пра­во­слав­ные епи­ско­пы. В это вре­мя и свя­той Ки­рилл был воз­вра­щен на свою ка­фед­ру. Утвер­див­шись на пре­сто­ле, Юли­ан от­кры­то от­рёк­ся от Хри­ста. Про­тив­ни­кам хри­сти­ан ев­ре­ям он дал боль­шую сво­бо­ду; меж­ду про­чим он не толь­ко доз­во­лил им стро­ить храм на ме­сте раз­ру­шен­но­го рим­ля­на­ми, но и уде­лил на по­строй­ку часть из го­судар­ствен­ных по­да­тей. Ко­гда еще толь­ко на­ча­лось это бо­го­хуль­ное по сво­им на­ме­ре­ни­ям де­ло, свя­той Ки­рилл пред­ска­зы­вал сво­им при­бли­жен­ным, что сло­ва Хри­сто­вы о ра­зо­ре­нии са­мых кам­ней хра­ма: «при­дут дни, в ко­то­рые из то­го, что вы здесь ви­ди­те, не оста­нет­ся кам­ня на камне; все бу­дет раз­ру­ше­но» (Лук.21:6), несо­мнен­но ис­пол­нят­ся. Свя­той Ки­рилл мо­лил Вла­ды­ку Хри­ста, чтобы Он не по­пустил со­вер­шить­ся на­ча­то­му пред­при­я­тию, но раз­ру­шил его вме­сте с пла­на­ми стро­и­те­лей. Гос­подь услы­шал мо­лит­ву ра­ба Сво­е­го и осу­ще­ствил пред­ска­зан­ное Им о непре­мен­ном ис­пол­не­нии слов Сво­их. В од­ну ночь слу­чи­лось силь­ное зем­ле­тря­се­ние, так что сдви­ну­лись с ме­ста да­же уцелев­шие ос­но­ва­ния древ­не­го Со­ло­мо­но­ва хра­ма, не го­во­ря уже о кам­нях, толь­ко еще по­ло­жен­ных ев­ре­я­ми; и всё это, – остат­ки древ­не­го хра­ма и но­вые по­строй­ки, – дей­стви­ем неви­ди­мой Бо­жи­ей си­лы бы­ло раз­ве­я­но как пыль. При на­ступ­ле­нии дня все удив­ля­лись со­вер­шив­ше­му­ся чу­ду. Ко­гда же евреи опять хо­те­ли взять­ся за де­ло, то тот­час спал с неба огонь и ис­тре­бил ра­бо­чие ору­дия; ве­ли­кий ужас объ­ял их. В сле­ду­ю­щую ночь на одеж­дах ев­ре­ев по­яви­лось зна­ме­ние кре­ста, ко­то­рое они не мог­ли ни­чем уни­что­жить.

По­сле это­го свя­той Ки­рилл, пред­ска­за­ние ко­то­ро­го об ис­пол­не­нии слов Хри­сто­вых так тор­же­ствен­но оправ­да­лось, опять под­верг­ся из­гна­нию. Его за­ме­сти­те­лем, на­сколь­ко с ве­ро­ят­но­стью мож­но по­ла­гать, был свя­той Ки­ри­ак. Он был иудей и но­сил имя Иуды; во вре­мя ро­зыс­ков ца­ри­цею Еле­ною Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня им бы­ло ука­за­но его со­кры­тое ме­сто­на­хож­де­ние; за­тем он кре­стил­ся и по­лу­чил имя Ки­ри­а­ка.

Впро­чем, по из­гна­нии свя­то­го Ки­рил­ла свя­той Ки­ри­ак недол­го за­ни­мал его ме­сто: он вско­ре пре­тер­пел му­че­ни­че­скую кон­чи­ну за ис­по­ве­да­ние Хри­сто­во от Юли­а­на.

По­сле по­ги­бе­ли Юли­а­на свя­той Ки­рилл сно­ва взо­шел на пре­стол Иеру­са­лим­ский, но вслед­ствие уси­ле­ние ари­ан в цар­ство­ва­ние Ва­лен­та в тре­тий раз под­верг­ся ссыл­ке за свое бла­го­че­стие и твёр­дую борь­бу с ере­ти­ка­ми. На­ко­нец, при Фе­о­до­сии Ве­ли­ком свя­той Ки­рилл с че­стью был воз­вра­щен в Иеру­са­лим. В про­дол­же­ние вось­ми лет он с ис­тин­но пас­тыр­скою рев­но­стью управ­лял Цер­ко­вью и мир­но по­чил о Гос­по­де, оста­вив в на­сле­дие свои мно­го­по­лез­ные пи­са­ния.

Цитаты из творений

Видел некоего человека лежащего, и тяжелым недугом одержимого. Ибо сей имел великое бремя грехов и долговременное страдание болезни. Ему предлагается вопрос, сходственный с его желанием: «Хощеши ли цел быти» (Ин. 5:6)? И не сказал что-либо другое, но оставил его в недоразумении вопроса: потому что вопрос был двоякий. Ибо не только болен был он телом, но и душою, как после Врач ему сказал: «се здрав еси: ктому не согрешай, да не горше ти что будет» (Ин. 5:14), для того и вопросил его: «Хощеши ли цел быти?». О сколь велика сила Целителя, предлагающего свою помощь на волю хотящего! Понеже от веры спасение, то и услышал расслабленный сей вопрос: «Хощеши ли?» дабы хотением произведено было действие. Сей глагол единому Иисусу приличествует, а не телесным врачам. Ибо врачи болезней чувственных не могут всякому сказать: «хощеши ли цел быти». Иисус же и хотение дарует, и веру приемлет, и дар туне подает…

Дар великой благодати, потому что был незаслуженный; потому и болящий имел врача добровольно пришедшего. Он же сказал: «Ей, Господи» (Ин. 5:7). Многолетие недугов моих заставляет меня желать здравия, и я желаю оного, «но человека не имам» (Ин. 5:7). Не унывай, о человек! что ты не имеешь человека: Бога имеешь предстоящего, Который одною частию человек, а другою Бог есть: и то и другое надлежит исповедывать. Ибо исповедание единого человечества, без Божества, неполезно, а паче клятву наводит: ибо «проклят.., иже надеется на человека» (Иер. 17:5). Посему, если и мы, надеясь на Иисуса надеемся на человека токмо, а не вместе и Божество совокупляем с надеждою сею, наследуем клятву. Ныне же и Бога, и человека исповедуем, и то, и другое истинно: Богу, истинно от истинного Отца рожденному, и человеку не по мечтанию, но по истине рожденному поклоняясь, истинного спасения ожидаем…

И так предстоял при водах купели Укротитель вод и Творец, Коему говорит расслабленный: «человека не имам, да егда возмутится вода, ввержет мя в купель» (Ин. 5:7). Спаситель говорит к нему: что ты ожидаешь возмущения вод? Без возмущения исцелись. Что и видимого движения ожидаешь? Словом повеление (Мое) совершается быстрее помышления. Посмотри только на силу источника, и познай Бога, явившегося во плоти. И не смотри на видимого, но на действующего чрез видимого…

«Востани, возьми одр твой, и ходи» (Ин. 5:8). Но прежде востани, прежде отложи недуг: потом прими крепость веры…

Различно же поступает Врач, иногда прежде душу, потом врачуя тело: иногда же напротив: «ктому не согрешай, да не горше ти что будет» (Ин 5:14), чрез одного научая многих. Ибо не к нему одному слово, но и ко всем нам. Понеже если когда в недуги впадем, или скорби, или напасти: никто сего не приписывай Богу…

«Ктому не согрешай, да не горше ти что будет» (Ин. 5:14): слушай слово сие всякий человек: кто прежде сего блудником был, да отложит сию страсть: а кто прежде мздоимец был, да будет щедроподатлив. Слушай хищник, «ктому не согрешай». Велико и Божие непамятозлобие, обильна благодать! но ты сего безмерного тepпения не приемли за случай к презрению: и не согрешай по той причине, что Бог долготерпелив есть.

Беседа о расслабленном при купели

…не только у нас, которые носим имя Христово, за великое почитается вера, но и все то, что совершается в мире, даже людьми, чуждыми Церкви, совершается верой: верой брачные законы соединяют лица, отдаленные одно от другого, и человек чужой посредством веры, которая бывает в брачных союзах, делается участником во владении чужими рабами и богатством. На вере утверждается и земледелие, ибо кто не верит тому, что соберет выросшие плоды, тот не станет сносить трудов. Верой водятся мореплаватели, когда вверив судьбу свою малому древу, непостоянное стремление волн предпочитают твердейшей стихии — земле, предают самих себя неизвестным надеждам и имеют при себе только веру, которая для них надежнее всякого якоря. Итак, весьма многие дела человеческие основаны на вере, и этому не одни мы верим, но верят и находящиеся вне Церкви, как сказал я выше.

…говорит Апостол, что «без веры не возможно угодити Богу» (Евр. 11:6). Ибо согласится ли человек служить Богу, если не верить тому, что Он воздаст ему за сие? Станет ли хранить девство отроковица, или жить целомудренно юноша, если не верит, что чистота венчается венцом неувядаемым? Вера есть око, озаряющее всякую совесть, она сообщает человеку ведение. Ибо говорит Пророк: «аще не уверите, не имате разумети» (Ис. 7:9). Вера заграждает уста львов, как случилось это с Даниилом. Писание говорит о нем: «изведен бысть Даниил из рва, и ни единаго вреда не обретеся на нем, яко верова в Бога своего» (Дан. 6:23). Есть ли что ужаснее диавола? А против него никакого другого не имеем мы орудия, кроме веры, сего невещественного щита против врага невидимого. Ибо он метает различные стрелы и во тьме поражает тех, которые не бодрствуют. И против того, что враг наш есть враг невидимый, имеем мы крепкую защиту — веру, по словам Апостола: «над всеми восприемше щит веры, в немже возможете вся стрелы лукаваго разженныя угасити» (Еф. 6:16). Часто пускает диавол разжженную стрелу похоти к постыдному удовольствию, но вера, произнесши суд и прохладивши мысль, угашает стрелу.

По вере [Авраам] оставил своих родителей. По вере оставил и отечество, и страну, и дом. Поэтому, как он оправдался, так и ты старайся оправдаться. Уже мертвое имел он для деторождения тело, поскольку и сам был стар, и жена его Сарра была стара, и не оставалось никакой надежды к деторождению. Бог обещает старцу даровать сына. И не изнемог Авраам верою; видел он, что тело его уже мертво, впрочем, не на слабость тела смотрел, но на силу обещающего, и «непщева верна обетовавшаго» (Евр. 11:11), от тел как бы мертвых чудесным образом приобрел сына. После того как приобрел его, когда повелено было ему принести сына в жертву, то он хотя и слышал слова: «во Исааце наречется ти семя» (Быт. 21:12) однако же принес было сына своего единородного Богу, в той уверенности, что «Бог силен» и «из мертвых воскресити его» (Евр. 11:19). Связавши сына и возложивши на дрова, своим произволением принес уже его в жертву, но по благости Бога, Который вместо чада дал ему агнца, опять получил живым сына. Будучи верным и в других случаях, Авраам запечатлен был, как человек праведный, и принял обрезание в запечатление «веры, сущей в необрезании» (Рим. 4:11) и обетование, что он будет отцом многих народов.

Почему же Авраам есть отец многих народов, рассмотрим. Иудеев бесспорно он отец по плотскому преемству. Если же мы будем смотреть на плотское преемство, то принуждены будем изречение Божие признать ложным. Ибо он по плоти никак не отец всем нам, но образ его веры соделывает нас сынами Авраама.

Поучения огласительные

Кондак,

глас 4

Языком твоим, мудре,/ Божественными вдохновеньми просветил еси твоя люди/ едину чести Троицу,/ Естеством нераздельну, разделяему же Лицы./ Темже, радующеся, всесвятую твою память празднуем,/ иже к Богу молитвенника тя предлагающий.

День памяти: 31 марта

 

По материалам сайта:

http://azbyka.ru/days/sv-kirill-ierusalimskij

Alekcandrina.RU Веб-разработка и продвижение.