Рассказ об одном чуде.

     Православный американец (если он не эмигрант из православной страны) — это само по себе чудо. Вы поймите: у нас, в России, человек, ищущий Бога, желающий жить по правде, почти неизбежно приходит в Православную Церковь. На то и Россия: не прошли даром тысяча лет жизни в истинной вере, — теперь для нас, даже неверующих, понятия «Бог» и «Православие» неразделимы.

     А на Западе? А в Америке как? Ведь там, надо полагать, тоже есть люди, «алчущие и жаждущие правды». Куда же идти ищущим Бога американцам?

     Да, конечно, к протестантам. Тут уж ничего не поделаешь: именно протестантское движение и создало США. Люди, взыскующие Бога, возмутились католической неправдой, уплыли за океан и сказали: «Здесь мы будем молиться по-своему!» — а потом уже вокруг этого молитвенного собрания образовалась государственная структура. Протестантизм породил Соединённые Штаты, — и ныне верующий американец не сможет миновать той или иной протестантской общины. И если его духовные запросы невелики, то он этой общиной и ограничится.

     Ну а если жажда богообщения среди протестантской сухости только разгорается?

     …Оказывается, 60-е годы ХХ века были для Америки не только временем хиппи, рок-музыки и студенческих бунтов, — это было и время, когда масса американцев вновь вспомнила о Боге. Стало правилом хорошего тона изучать Библию, слушать проповеди… Возникли христианские молодёжные движения: «Студенческий крестовый поход в поисках Христа», «Юность для Христа», «Молодая жизнь»… Как добрые протестанты, эти молодые люди собирались на свои собрания, читали Писание, делились мыслями о прочитанном… Раз в три месяца они устраивали съезд, на котором рассказывали о результатах своих исследований Библии…

     А результаты вышли ошеломляющие: молодёжь вдруг поняла, что на одном умствовании в рай не въедешь! «Мы любили Бога и стремились к Нему, — вспоминают они, — а грехи-то наши с нами оставались! Они нам мешали, и мы не знали, как от них избавиться. Не было покаяния, не было прощения, не было и примирения с Богом в Причастии. И мы стали искать спасения». Молодые протестанты начали догадываться, что должна где-то существовать настоящая Церковь — такая, как была у апостолов. Неужели она исчезла?

     Так они нашли Православие. Вы думаете, это легко — взять и поменять веру, — словно из комнаты в комнату перейти? Да нет… Поначалу их всё сбивало с толку, даже такие мелочи, как обращение к священнику «отец». Как это так?! Да ведь в Писании сказано: «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах» (Мф.23,8—9). Но, поразмыслив, они поняли: если воспринимать эти слова Божии буквально, то и своего родного отца, своего родителя мы не имеем права назвать отцом! И школьного учителя не можем назвать учителем! Видимо, Господь говорил ученикам о чём-то другом: не о пустых словах «отец», «учитель», а о степени доверия к человеку и к Богу…

     Их очень пугали наши молитвы, наши церковные службы: «Стоят люди и бубнят каждый день одно и то же… Это же духовный формализм, омертвение души!..» Но и это сомнение отпало, когда они сами вкусили умной молитвы и поняли, что даже в простые слова «Господи помилуй» можно вкладывать тысячу различных молитвенных смыслов, тысячу движений духа. Они вспоминают, что им очень помогла Книга пророка Исаии — то её место, где Исаия оказывается у Престола Божия. «Но ведь пророк описывает Православную Литургию! — поняли вдруг американцы. — Престол Божий — это алтарь, и дым фимиама — как дым от кадила, и Ангелы поют, повторяя непрестанно: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!» — и угль горящий, вложенный в уста пророку, — это образ Святого Причастия!»

      Но самым тяжёлым грузом стало для бывших протестантов почитание Богородицы. Мечтательное, истеричное, преувеличенное отношение католиков к Деве Марии очень пугало их. И опять молодых людей спасло Писание, которое они глубоко чтили. «Се бо отныне ублажат Мя вси роди» — если верить Евангелию, нельзя отмахнуться от этих слов Божией Матери.

     Так люди, не руководимые никем, кроме Самого Бога, сумели возвыситься до принятия Православной веры. У них не было ни духовника, ни советчика, — только любовь к Богу и чистый ум, а Господь в ответ на их стремление послал им Свою благодать. И вот в конце 1980-х годов две тысячи американских протестантов-евангелистов, духовенство и миряне, были введены — приход за приходом — в полное литургическое общение с Православной Церковью. Они стали частью Североамериканской епархии Антиохийского Патриархата.

     А вы говорите, что чудеса на земле прекратились!..

     Обо всём этом рассказал пришедшим на Зимнюю выставку петербуржцам православный американский священник Том Браун.

     — Когда начиналось наше великое путешествие к истинной Церкви, — рассказывает батюшка, — мы с моей будущей женой Венди были ещё подростками. Многого мы тогда не понимали, но сердцем чувствовали, что совершается нечто великое, и волновались вместе с нашими отцами, и по человеческой слабости страшились будущего, и радовались вместе со всеми. Сейчас в США Православие — одна из самых быстро растущих конфессий. По-прежнему у нас есть много людей, которые неложно ищут Бога. Есть много хороших, добрых людей, которые желают жить по-христиански и видят, что евангелическое движение не даёт возможности для подлинно христианской жизни. Мы часто общаемся с нашими евангелическими братьями. Отец моей жены Венди — глава нашего миссионерского отдела. Как работает этот отдел? Вот вам пример: на моих глазах в Великобритании несколько англиканских общин после встреч с нами присоединились к Православию. Сейчас там уже 20 приходов, которые были англиканскими, а стали православными.

     Кто-то спросил отца Тома, читают ли его товарищи жития святых Димитрия Ростовского?

     — Да, — ответил батюшка, — и для нас это очень важно. Пока мы были евангелическими христианами, мы и понятия не имели о святых. И лишь сделавшись православными, мы поняли, что мы стали частью большой семьи, — но не потому только, что у нас появились братья и сёстры в других странах, на намного больше: нашими братьями стали святые, и они такие же члены Церкви, как и мы с вами.

     Был задан и такой вопрос:

     — Наша Россия — православная страна, но сейчас немало русских людей уходит в евангелическую церковь.Что бы вы могли сказать нашим русским евангелистам, что посоветовать?

     — Вот главный духовный опыт, который мы получили, оставаясь евангелистами: пусть мы много читали умных книг, пусть мы слушали хорошие слова замечательных проповедников, грехи наши никуда не уходили, — они возвращались к нам по кругу. Не было у нас никакого просветления в душе, не было ощущения преображения. Мы видели слабость в нашем церковном сообществе. Но ведь Господь говорит в Писании: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф.28,20). И мы верили, что Бог не оставил Свой народ. И Православие в России — это живой пример того, что Бог по-прежнему любит человека! Здесь живая вера хранилась от времён апостольских! Образ св.прп. Серафима Саровского был очень назидателен для нас, когда мы рассуждали о стяжании Духа Святаго. И разве узнали бы мы о таком великом светильнике, как старец Серафим, если бы оставались протестантами?

     У человека есть свобода воли. Каждый сам выбирает свой путь. Я хотел бы просто воодушевить моих братьев и сестёр — евангеликов и напомнить им: Библия, которую они так высоко почитают, говорит о том, что Господь ищет поклонников в Духе и Истине. Недостаточно просто хорошо знать Библию и быть ревностным почитателем её. Человеку нужна живая истина. В Америке есть 40 тысяч разнообразных христианских течений. Каждый на свой лад трактует Священное Писание, и каждый сам себе патриарх. Но истина у Бога одна! Христос не разделился! Братья мои, евангелики, ищите живую истину! Я знаю только один способ, как это сделать: надо истолковывать Священное Писание так, как это испокон века делалось Церковью. Есть и ещё один тонкий момент: многие евангелические христиане не знают о том, что канон Священного Писания был сформирован не на каком-нибудь особом Вселенском соборе, а на основании Святого Предания. Выходит, веря Писанию, мы верим и Преданию. Ещё один пример, который я привожу моим евангелическим друзьям: вот вы совершаете путешествие из Петербурга в Москву. Можно полететь самолётом, можно отправиться поездом, поехать на машине, на велосипеде, пешком, наконец, по-пластунски поползти можно… Так или иначе, а доберёшься до Москвы. Но один из этих способов будет самым медленным и самым неприятным. Так вот, Православие — это современный скоростной самолёт! В Православии есть все средства для полноценной христианской жизни! А вас, братья и сёстры, собравшиеся в этом зале, я прошу: будьте терпеливы и относитесь с любовью к евангелическим христианам. Злоба никогда не поможет поискам истины. Нужно спорить, нужно вести дискуссии, но надо делать это с любовью.

     — А наш батюшка говорит, что у протестантов нет духовной жизни… — сказал кто-то с места. Отец Том вздохнул:

     — Мы знаем, что суд нужно отдавать только Господу. И слава Богу, Господь судит не так, как люди: не по внешним признакам, а по внутреннему состоянию человека. Только Бог видит, чья жизнь духовная, а чья — не духовная. По моему жизненному опыту я могу сказать, что очень много есть искренних духовных людей среди евангелических христиан. Возможно, в чём-то они даже лучшие христиане, чем я. Они не стоят на службе и не постятся, но, возможно, их любовь к Богу и стремление к Нему сильнее, чем у меня. Они нуждаются в нашей помощи, в нашем братском совете, а не в нашей злобе.

     Я думаю, что Америка способна воспринять Слово Божие, и не надо творить из нас образ врага, образ империи зла. Будем жить в любви — хотя бы на уровне приходов и епархий, — и в мире станет больше света.

По материалам:

Сергей Ольховецкий. Рассказ об одном чуде.

Alekcandrina.RU Веб-разработка и продвижение.